Доброго времени суток! Вы находитесь на сайте районного клуба творческих личностей "МАСТЕРА".
 
Рубрики
Творчество Мастеров Творчество наших читателей Библиотека История Покровского края История Орловского края Мир духовный Заметки на доброту дня Фотографии Покровского края Видеотека Поездки и заседания Доска объявлений Новости О сайте "Мастера" Обратная связь RSS - лента Виджет для Яндекса Приложение для Android

Нужна помощь!

Поможем, земляки?


Стена сайта
Всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Просмотров сегодня:
Яндекс.Метрика
Посетителей сегодня:


Твиттер "Мастеров"

ГлавнаяТворчество мастеровТворческая страница Карловой С.А.→☺

 

Рассказ об академике исторической живописи Вячеславе Шварце. 

 Шварц и Колпнянский край 

 

Вячеслав Григорьевич Шварц…Это имя достаточно известно в Колпнянском районе. Здесь он личность знаменитая. В местном районном музее в Колпне представлены дубликаты главных его полотен – «Иван Грозный у тела убитого им сына» и «Вешний царский поезд на богомолье во времена Алексея Михайловича», а в местной школе села Белый Колодезь собраны материалы, посвященные этому замечательному художнику, установлен бюст, а на месте предполагаемого захоронения Вячеслава Григорьевича после варварского разорения семейного склепа Шварцев установлен памятный знак. Почему именно в селе Белый Колодезь уделяется столь пристальное внимание творчеству Шварца?

Григорий Ефимович Шварц, отец знаменитого художника, женился после сорока лет, взяв в жены дочь своего старшего сослуживца Наталью Павловну Яковлеву. Ее семейству принадлежали земли в наших краях, вдоль Курской дороги. Верховой Белый Колодезь был отдан его жене в приданое, став родовым гнездом Шварцев. Сам генерал, происходивший из смоленской шляхты, собственными имениями не располагал. Происхождением Шварцы, ставшие православными, выходцы из Дании.

Не хочу вдаваться в философские рассуждения, но, кажется, что чем меньше жизненного времени отводит судьба талантливому человеку, тем больше возможностей дает  проявить себя за столь короткий срок.

Вячеслав Григорьевич Шварц умер совсем молодым, на тридцать втором году жизни. Восемь - девять лет - таков срок его самостоятельной художественной деятельности, полной непрерывных творческих исканий, стремительных дерзаний и таких успехов, которые снискали молодому живописцу имя одного из крупнейших художников шестидесятых годов XIX века.

Творчество Шварца ознаменовало собою важный этап развития реализма в исторической живописи, а, в конечном счёте, и в русском изобразительном искусстве. В течение всей жизни он последовательно, упорно разрабатывал темы из отечественной истории. Интерес к ней, к национальным особенностям русского быта, к удивительной красоте старинных одежд: всё это выделяет произведения Шварца среди работ его предшественников.

 Детские годы В.Г.Шварца.

«Сентября двадцать второго числа у отставного генерала - майора Григория Ефимова сына Шварца и законной жены его Наталии Павловой родился сын Вячеслав»,   -   значилось   в   метрической   книге   бывшей   Флоровской

Отец художника

Григорий Ефимович Шварц

1790-1873г

 

церкви города Курска в записях 1838 года. Трёхлетним мальчиком Вячеслав чертил мелом по стенам и на деревянных досках, и эти детские рисунки его изображали горы, крепости, солдат, лошадей и т. д.

Пяти - шести лет он довольно бойко делал рисунки карандашом. Как правило, это были военные сцены: ведь юный художник весь находился во власти слышанных им рассказов об опасных походах, о коварных врагах, о храбрых героях. Иногда отец сам рисовал вместе с сыном, показывал ему картинки, словом, стремился развить способности мальчика. Впоследствии, когда жена с детьми уехала с Кавказа (старший Шварц командовал отрядами на Кавказе, но впоследствии, из-за сложного характера,  дважды попадал под военный суд и, в конечном итоге,  был удален в деревню), Г.Е.Шварц в письмах к старшему сыну всегда спрашивал о его успехах в рисовании, о занятиях с учителями, радовался каждому присланному рисунку и просил сберечь работы Вячеслава до его приезда. С трогательной тщательностью хранил Г.Е.Шварц один из ранних рисунков сына. На нём для памяти рукой отца написано: « 1843 года. Первый рисунок Вячеслава Шварца. За Кавказом в крепости Новых - Закаталах». На рисунке изображены солдаты, стреляющие из орудий в осаждённой крепости. Рисунок пятилетнего баталиста, разумеется, ещё очень наивен, но в нём уже чувствуется художественная одарённость мальчика.

Для воспитания сыновей и дочери пригласили преподавателей и, разумеется, согласно обычаям тех лет, учителя иностранных языков. К десяти годам Вячеслав уже довольно хорошо владел тремя языками. Вообще же, он отличался редкими способностями, изумительной памятью, большой серьёзностью и сосредоточенностью. Кроме иностранных языков, детей учили русской грамматике, латыни, арифметике, истории, и уже в эти годы Вячеслава особенно привлекала история. «Это моя любимая наука, она становится всё интереснее», - писал он отцу.

В начале 1847 года в Орле, где недолго жила его мать,  В.Г.Шварц впервые начал брать уроки рисования. Неизвестно, кто именно стал первым учителем мальчика, но, очевидно, это был человек, вполне знакомый с обычной академической «методой» преподавания. На первых уроках Шварц начал рисовать «головки в половину лица», затем отдельно носы, глаза, рты, а далее перешёл к изучению штриховки. «Это довольно мудрено», - жаловался он в письме к отцу. Помимо обязательных штудий с учителем, Вячеслав делал наброски отдельных фигур, портреты нравились отцу.

«В деревне старайся, друг мой, хорошенько всматриваться во все картины и старайся изучать их, в особенности старайся подражать Бургиньону - помнишь, у нас два эскиза за стеклом, изображающие войну средних веков», - писал Г.Е.Шварц сыну в начале 1849 года.

Эту зиму Наталия Павловна с детьми провела в Москве. Уроки рисования продолжались и здесь, в основном, по прежней системе: зарисовки отдельных частей лица, геометрических фигур, листьев т.д. В это время мальчик сделал уже большие успехи: он стал рисовать увереннее, хотя всё ещё делал ошибки. Из рисунков этих лет сохранилось два. Один из них - копия с эскиза Бургиньона - относящийся, вероятно, к 1846 году, очень наивный и робкий, другой, 1850 года, со стремительно мчащимися всадниками (также, вероятно, с эскиза Бургиньона), гораздо более умелый.

В начале 1850-х годов перед родителями Вячеслава встал вопрос о дальнейшей судьбе сына. Родители решили дать старшему сыну гражданское образование и избрали для этого одно из лучших учебных заведений –Александровский лицей.

Попасть в лицей было довольно трудно из-за больших строгостей на приёмных экзаменах. Нужно было знать латынь и свободно говорить на трёх иностранных языках. Последнее не пугало Шварца, но в латыни он был слаб. Поэтому для того, чтобы лучше подготовиться к экзаменам, Шварц поступил в частную гимназию Я.Т.Спешнева. «Я теперь у Спешнева. Сначала мне было очень грустно, но потом я мало-помалу стал привыкать, и мне теперь там очень весело, учиться в обществе очень приятно», - написал Вячеслав отцу и не без гордости добавил: «Я теперь первый в своём классе». В гимназии мальчик пробыл до весны 1853 года и летом того же года, успешно сдав вступительные экзамены, был зачислен в четвёртый, младший класс лицея.

                                      

Обучение в Александровском лицее

Шварц пробыл в лицее шесть лет. Память у него была феноменальная, и учился он блестяще. «Шварц шёл первым учеником во всё время пребывания его в лицее, - вспоминал приятель Шварца по лицею В.Н.Тевяшов, - был всегда на отличном счету у начальства и, несмотря на это, был любим и уважаем всеми без исключения товарищами, видевшими в нём способного и честного ученика. Ему всё давалось легко, тем не менее, он относился к своим успехам очень скромно и никогда не отказывал в совете и помощи товарищу. Со всем своим классом он был в самых хороших отношениях. Антипатий у него не было, но друзей близких также не было, хотя к некоторым из товарищей он относился душевно и искренне. Нрава был он очень тихого, мягкого, ровного, без вспышек, любил правду во всём. Держал он себя независимо, но выскочкой никогда не был. Когда классом заявлялся какой-либо протест и при этом требовалось объяснение с начальством, Шварц всегда попадал в депутаты и никогда от этой роли не отказывался... Впрочем, он был мало общителен и весь уходил в вечное обдумывание своих рисунков или сочинений».

Рисование в младшем классе лицея было включено в программу. Вёл этот предмет художник А.А.Василевский. «Придя в первый раз к нам в класс, - вспоминал другой товарищ по лицею, Е.А.Шакеев, - Василевский спросил нас, умеем ли мы делать какие-нибудь рисуночки (он любил уменьшительные). Кое-кто из бывших гимназистов похвастался, что умеет рисовать с моделей; большинство же созналось в неумении провести даже прямую линию. Шварц показал Василевскому свои виды Кавказа и, в заключение, не виденную ещё мною акварель большого формата. Она изображала евангелиста Луку. Василевский долго рассматривал эти рисунки, подробно расспросил Шварца, сам ли он их рисовал, с натуры ли, и т.д. потом он сказал ему: «Голубчик, дорогой мой, бог вам талант дал и...ах, право не лгу!., большой он будет. Только, миленький мой, учитесь». С этой минуты Василевский всегда относился к Шварцу с самой нежной любовью.

Кроме классных занятий, Шварц по воскресеньям брал уроки у Василевского. Учитель, сколько мог, старался развить вкус мальчика. Вместе ходили они в Академию художеств, в Эрмитаж, посещали частные собрания. Василевский впервые в жизни Шварца заговорил о его таланте и, возможно, впервые заронил в его душу мысль сделаться художником.

На последних курсах лицея определились и другие интересы Шварца. Помимо рисования, его очень увлекала история. Шварца более всего привлекала русская старина XVI-XVII веков, интересовали не только исторические события, но и люди, их нравы, их быт.

Кроме рисунков и батальных сцен, о которых уже говорилось выше, в старшем классе лицея, в 1858 и первой половине 1859 года Шварц cделал несколько иллюстраций к лекциям по уголовному и гражданскому праву.

Большое значение для дальнейшей судьбы Шварца имело его знакомство с И.К.Гоффертом, а через него с учениками Академии художеств. Шварц особенно был с ним дружен, и друг постепенно превратился в учителя. Гофферт преподавал Шварцу перспективу, он же научил его гравированию. Два лета подряд, 1857 и 1858 года, Гофферт провёл в деревне в гостях у Шварца. Почти каждое утро друзья отправлялись рисовать. Эти зарисовки с натуры были очень важны для Шварца: здесь он учился внимательно вглядываться в натуру. И всё же в этих рисунках Шварца нет настоящего умения. Ему очень не хватало знания анатомии, не хватало специального художественного образования. Шварц мучительно бился над рисунками, чувствуя, что не умеет точно и правильно рисовать.

  Ему   пришла  в   голову   мысль   о   том,   что   мало   одних  занятий учителями, что необходимо получить настоящую академическую подготовку, необходимо обучение в Академии художеств.

В мае 1859 года Шварц окончил лицей первым учеником, получив золотую медаль. Тогда же он был зачислен в канцелярию Кавказского и Сибирского комитета. В.П.Будков, управляющий комитетом, принял Шварца любезно, пообещав, что служба не будет обременительной и не помешает дальнейшим занятиям в Петербургском университете. Вскоре Шварц получил отпуск и уехал в деревню к родным.

В середине сентября Вячеслав Григорьевич вернулся в Петербург на службу. Начинался новый этап его жизни...

Карьера чиновника весьма мало привлекала Шварца, и вскоре после приезда в столицу, в конце сентября или в начале октября, он стал посещать Петербургский университет. Неизвестно, сколько именно пробыл Шварц в Университете. Можно предположить, что не очень долго, потому что помимо службы в канцелярии Сибирского и Кавказского комитета, лекций в Университете, он задумал поступить в Академию художеств. Как уже говорилось, мысль о занятиях в Академии возникла у Шварца ещё в лицейские годы. После окончания лицея, летом, в деревне, он очень серьёзно готовился к поступлению в Академию: рисовал почти каждый день. Многие из рисунков сохранились, и почти на каждом изображены лошади: «Вороная лошадь, запряжённая в телегу» с подписью и датой автора «1 августа», «Крестьянин с лошадью» - «17 августа» и т.д.

Объяснить подобное «пристрастие» можно лишь тем, что Шварц твёрдо решил поступать в батальный класс и, понимая, как необходимо баталисту уметь изображать коней, занимался такими рисунками.

В Петербурге, забрав с собой документы и лицейский рисунок «Лагерь Волленштейна», Шварц отправился к ректору Академии художеств Ф.А.Бруни. Тот принял его весьма холодно, но, как только увидел принесённую работу, оказался гораздо благосклоннее и посоветовал Шварцу учиться дальше.

 

В.Г.Шварцвольнослушатель Академии художеств.

С осени 1859 года Шварц начал посещать Академию вольнослушателем, числясь по классу профессора батальной живописи Б.П.Виллевальде. По воспоминаниям брата художника, Е.Г.Шварца, в первое время занятий В.Г.Шварц не имел больших успехов: в гипсовом классе за рисунки он получал номера не выше пятого, в натуральном классе дела пошли лучше. В первые месяцы занятий в Академии Шварц много рисовал: делал обязательные рисунки с гипсов и сам сочинял сложные композиции. 2 декабря он окончил рисунок пером «Битва», а через шестнадцать дней сделал одну из самых интересных своих юношеских композиций «Встреча великого князя Святослава с византийским императором Иоанном Цимисхием».

Начало 1860 года принесло Шварцу первый успех в Академии и первое признание его таланта. На очередном экзамене 30 апреля за рисунок пером «Иван Грозный под Казанью» он получил серебряную медаль. По общему батальному характеру рисунок напоминает «Битву» 1859 года, с той лишь разницей, что изображено больше действующих лиц и действие разворачивается  не только на первом плане, но и в глубине.

 

 Организатор русского художественного отдела Парижской выставки 

Судьбоносным в биографии В.Г.Шварца стал 1866 год. Именно тогда ему поручили ответственное и важное дело - отобрать для выставки произведения из частных собраний. В свидетельстве, выданном ему, значилось, что академику, надворному советнику Вячеславу Григорьевичу Шварцу «доверен выбор произведений русского искусства, обращающих особенное внимание, для имеющих быть в 1867 году Парижской всемирной выставки», и что «г. Шварцу предоставлено обращаться непосредственно от себя к гг. владельцам частных галерей в обеих столицах, с покорнейшею просьбой о содействии к составлению русского художественного отдела Парижской выставки и о присылке в Академию тех художественных произведений, которые, на основании напечатанных для всеобщего сведения правил об устройстве сказанной выставки, будут признаны г. Шварцем отправления на казенный счет в Париж». С этой бумагой в начале апреля Шварц выехал в Москву, для того чтобы там отобрать из частных собраний нужные для выставки экспонаты.

В конце декабря 1866 года в Петербурге открылась выставка, на которой были показаны почти все произведения, предназначенные для Русского художественного отдела. Выставка в Петербурге была открыта всего несколько дней. В середине января произведения были упакованы и отправлены. Вслед за ними за границу выехал и Шварц. Перед отъездом он был назначен заведующим Русским художественным отделом.

Как ни утомительны для Шварца были работы на выставке, он всё же чувствовал, что усилия его не напрасны: русский художественный отдел пользовался успехом. Картины самого Шварца «Русский посол при дворе римского императора» и «Иностранные посланники в посольском приказе» тоже привлекли к себе внимание своеобразным национальным характером изображённых сцен и тщательной манерой письма. Вообще же деятельность Шварца на выставке была оценена весьма высоко: французское правительство наградило его орденом Почётного легиона. (Впоследствии, при возвращении в Россию, он получил орден Станислава второй степени). И всё же,  наступили в конце концов дни, когда Шварц стал тяготиться своими делами на выставке, потому что они мешали его художественным занятиям.

 

Последние годы жизни В.Г.Шварца.

С начала мая Шварц стал несколько свободнее. Теперь он мог, наконец, заняться картиной, начатой в России, - «Патриарх Никон в Новом Иерусалиме».

 

Лето 1868 года, проведённое в Белом Колодезе, оказалось исключительно плодотворным. К осенней выставке в Петербурге Шварц окончил несколько картин: «Гонец. XVI век», и два больших станковых рисунка. На этой же выставке находились два больших рисунка Шварца: «Наречение царской невесты царевною» и «Соколиная охота при Иване Грозном»

Последняя в жизни Шварца зима 1868/69 года прошла частично в Петербурге, а большей частью в деревне или в Курске. В феврале  1869 года Шварц был отчислен от службы. Впрочем, и в должности предводителя дворянства Щигровского уезда ему пришлось пробыть очень недолго: дни его были сочтены...

Ещё в Париже у Шварца началось заболевание почек, так называемая «бронзовая болезнь». «В 1868 году, - вспоминал Трутовский, - я уезжал из деревни своей за границу и проездом был в Курске. Узнав о моём приезде, Шварц тотчас прибежал ко мне в гостиницу. Когда он вошёл в комнату, его вид до того поразил меня, что в первую минуту я просто остолбенел. Лицо Шварца было совершенно тёмно-коричневого цвета, точно старая икона. Похудел он страшно, но был по-прежнему жив и весел. Мы просидели несколько часов вместе; он рассказывал, как в ту зиму помогал устраивать в Курске домашние спектакли, сочинял декорации, рисовал костюмы, преимущественно русские. В надежде скорого свидания мы расстались. Но нам уже не пришлось более свидеться...».

«Никто из нас не мог даже предполагать готовившегося скорого печального исхода...» - вспоминала сестра художника. - Утром, «встав с постели, он почувствовал такую слабость, что снова лёг. Призванный доктор нашёл положение его безнадёжным. Упадок сил увеличивался с каждым часом, но всё время он был в полной памяти, шутил и разговаривал со знакомыми, посещавшими его. Он не сознавал близости смерти. В 6 часов его исповедали и причастили; затем он уже почти больше не говорил, но сознания не терял. Даже за полчаса до кончины на вопрос: «Не чувствует ли какой боли», - он отвечал:

«Нет, мне хорошо, ничего не болит». В 10 часов вечера его не стало. Кончина его была тихая и спокойная - он заснул. Он умер 29 марта 1869 года».

В художественном мире смерть Шварца прошла незамеченной: газеты и журналы молчали. Только в «Иллюстрированной газете», да в официальном отчёте Академии художеств за этот год говорилось о смерти почетного вольного общника Академии В.Г.Шварца, но в Курске и его окрестностях, где многие знали о талантливом художнике, молодом предводителе дворянства, смерть его глубоко тронула людей. Когда тело Шварца везли из Курска в Белый Колодезь, чтобы похоронить в фамильном склепе, «на всём пути от Курска, на расстоянии 70 вёрст, стекался со всех сторон народ и провожал до могилы».

 

То, что осталось от бывшей усадьбы В.Г.Шварца


 Здание вокзала                                                            Двухэтажный дом

 

Хозяйственный корпус                                             Церковь – усыпальница

 

 

 Аллеи старого парка.

Увековечение памяти знаменитого художника. 

Шварц действительно не забыт  на Родине. Школьники изучают его наследие. На бывшей усадьбе Шварца какой-то особый дух, необыкновенная аура. В последние годы изучением наследия Шварца занялись и куряне. И это вполне правомерно. Ведь до 1937 года Колпнянский район относился к Курской губернии, так что гениальный живописец – наш общий земляк. В роли мецената выступил Виктор Леонидович Истомин, искусствовед, коллекционер. Именно при его поддержке на месте предполагаемого захоронения В.Г.Шварца и был установлен памятный знак в 2005 году, изготовленный художником Петром Ярцевым. И пусть исполнится мечта земляков о возрождении усадьбы.Это необходимо не самому Вячеславу Григорьевичу, а нам, живущим на этой земле, ведь память историческая – связующее звено между прошлым и настоящим.

 

ГлавнаяТворчество мастеровТворческая страница Карловой С.А.→☺
Нашли ошибку? Есть что добавить? Напишите нам: klub.mastera@yandex.ru
Облако тегов

Надоела реклама?

Смотреть панорамы Покровского: 360 градусов.


Внимание! Акция.

Создадим вместе, покровчане!


Мнения читателей
Последние комментарии:
07.12.2019
Нет, не выписывал, нужно заново заказывать дело

07.12.2019
Если выписывали семью Александрова , выложите, пожалуйста. Очень нужно.

06.12.2019
Cразу не скажу - надо проверять

05.12.2019
Александр Михайлович,не помните у Александрова П.А. была семья или он один записан?

19.11.2019
Что ж, теперь буду знать

19.11.2019
Функия (хоста) - она и в Африке функия.

30.09.2019
Юрий Иванович! Сочно, метко, как всегда!

07.09.2019
Браво, Вячеслав! С почтением, Никита Кирсанов


Погода

Регистрация

Мы рядом

 Индекс цитирования Клуб "Мастера" 2.0 ©  2011г.-2019г.