Доброго времени суток! Вы находитесь на сайте районного клуба творческих личностей "МАСТЕРА".
 
Рубрики
Творчество Мастеров Творчество наших читателей Библиотека История Покровского края История Орловского края Мир духовный Заметки на доброту дня Фотографии Покровского края Видеотека Поездки и заседания Доска объявлений Новости О сайте "Мастера" Обратная связь RSS - лента Виджет для Яндекса Приложение для Android

Нужна помощь!

Реквизиты для оказания финансовой помощи по строительству часовни во имя Вознесения Господня в селе Трудки


Стена сайта
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Просмотров сегодня:
Яндекс.Метрика
Посетителей сегодня:


Твиттер "Мастеров"

Главная » История Орловского края

«Белка» в тылу врага («Из архива Матвея Матвеевича»)
Опубликовано: 25.04.2018.

В книге М.М.Мартынова «Фронт в тылу», которая вышла вторым изданием в Туле в 1981 году, одна из центральных глав называется «Разведчики». Написал её Матвей Матвеевич на основании документов разведывательного отдела штаба Брянского фронта и свидетельских показаний, в том числе – и воспоминаний самих участников событий.

Старт давала Гризодубова

Однако далеко не вся информация, касавшаяся разведчиков и имевшаяся в распоряжении писателя Мартынова, вошла в его книгу. Я, с помощью документов из архива Матвея Матвеевича, постараюсь немного восполнить этот пробел.

Мартынов одну из своих глав, как я выше написал, назвал «Разведчики», а между тем, значительную часть этой героической категории наших защитников Родины составляли девушки. Именно на их умения и мужество полагались оперативные работники разведотдела штаба Брянского фронта, отправляя в немецкий тыл небольшие, но достаточно подготовленные группы.

Об одной из таких я и поведу далее речь, сделав это с помощью «Воспоминаний» разведчицы Зинаиды Степановой (Тверитиновой – в замужестве). Она – уроженка Москвы, совсем молодая девушка, которая осенью 1942 года добровольно явилась в райком комсомола, мечтая о службе в Красной Армии. И её направили на курсы радистов.

«…Я готовилась к заданию, изучала шифр, легенду, код, карту, план и приказ. Шифр и код знала только я одна. Приказ был таков: освещать (значит, - собирать) обо всех железных и шоссейных дорогах: Орёл-Брянск, Орёл-Мценск, Орёл-Болхов, Орёл-Кромы, Орёл-Курск; узнать расположение всех немецких штабов, складов, аэродромов…

13 марта 1943 года нас, готовых к заданию (командира разведгруппы Елену Евтушенко, она же – «Роза», и радистку Зинаиду Степанову, она же – «Белка» – А.П.), отвезли на аэродром. Старт давала Валентина Гризодубова (да, та самая легендарная лётчица – А.П.). Лётчиком был майор Богданов, худенький, маленького роста. Он нам с Леной подарил по пульке. Я эту пульку хранила долго. Потеряла после ранения.

Полетели… При подлёте к Орлу наш самолёт поймали прожектора, стали обстреливать. Нам с Леной приказали стоять у люка и, если самолёт подобьют, прыгать. Но наш самолёт удрал, цел и невредим.

14 марта опять полетели. Лётчики захватили с собой бомбы: хотели отомстить за неудачный вылет накануне. И как могло получиться, что лётчик перепутал Орёл с Болховом, и бомбили мы Болхов? Сбросили нас примерно на 15 километров севернее Болхова, у села Гнездилово».

Зинаида Степанова («Белка»)

«Где меньше немцев стоит – там и шли…»

До деревни Прудки в Орловском районе, куда разведчицы по плану должны были попасть, от места приземления оказалось около 80 километров. Тщательно спрятав груз, самой ценной частью которого являлась радиостанция, девушки с разного рода приключениями добирались до назначенного места, дома семьи Дружикиных, двое суток. Командир разведгруппы Лена Евтушенко, в период своего предыдущего пребывания в тылу врага (лето-осень 1942 года), сумела привлечь к разведывательной работе комсомолку Нину Дружикину из деревни Прудки.

Она и встретила разведчиц. Родители Нины тоже были в курсе того, чем занималась дочь, и по мере своих сил помогали ей и её товарищам. В дом Дружикиных регулярно приходили разведчики, и потому очередной визит не стал для хозяев сюрпризом. Переговорив с Ниной и её отцом, Лена и Зина поняли, что им потребуется для возвращения к месту приземления специальный пропуск от местной комендатуры. Но получить его не удалось, и разведчицы, рискуя быть задержанными немецким патрулём, решили отправиться до Гнездилово без пропуска. Взяли в семье Дружикиных санки, переоделись во что похуже, чтобы не привлекать внимания немцев, и – цитирую «Воспоминания Зинаиды Степановой»:

«За грузом мы шли три дня, а обратно – четыре дня. По дороге узнавали, где меньше немцев стоит – там и шли. Шли с пяти утра до шести вечера. На ночлег спрашивали разрешения у старшины деревни, он проверял паспорта, выслушивал нас и давал разрешение, в какой хате ночевать. Жители кормили нас картошкой, а спать мы ложились на печку, так как за день сильно промокали: днём таяло, а мы шли в валенках. Идти было тяжело, особенно – обратно, с грузом…».

Груз – это тяжёлая радиостанция с запасным комплектом питания и продукты, которые девушки понемногу отдавали хозяевам тех домов, где останавливались на ночлег. Седьмой, последний, день похода дался разведчицам особенно тяжело. Лена Евтушенко в кровь растёрла ноги, а Зина на пятке набила мозоль с кулак величиной и сильно обожгла весенним солнцем лицо. В дополнение к несчастьям у них сломались санки, и едва их не заподозрил полицай в очередной деревне. Он уже готовился выяснить, что за груз везут незнакомки, да выручил местный староста, с которым разведчицы разговаривали на пути к Гнездилово. Сани, с разрешения старосты, им починил местный умелец за стакан соли, и, совершенно измученные, Лена и Зина «…к вечеру доползли до деревни Прудки».

У радистки наутро лицо от солнечных ожогов выглядело ужасно: всё заплыло водой, глаза еле смотрели. Спасла Зинаиду мама Нины Дружикиной: она дала ей масло, которым пострадавшая мазала обожжённые места.

Рабочий городок, подвал, рация

Несмотря на боль и проблемы, на следующее утро радистка отправила в центр первую небольшую радиограмму: «как, где приземлились и что начинаем работать». Пока разведчицы неделю отсутствовали, Нина Дружикина связалась с советским резидентом в Орле – Михаилом Пальчиковым (подпольная кличка – «Разгром»). Именно ему была подчинена заброшенная в немецкий тыл группа. У Михаила Пальчикова имелись помощники в важном деле сбора разведывательной информации – родной брат Пётр («Зоркий») и сосед Александр Бредихин («Рыбак» - «он и на самом деле был рыбаком, многое мог видеть и давать сведения» - А.П.).

До прибытия разведгруппы с радисткой «Разгром» и его товарищи сумели накопить большой запас важных сведений о немцах, и их надо было срочно передать в Центр, пока информация не устарела.

Михаил Пальчиков после возвращения разведчиц в Прудки встретился с ними и обговорил нюансы их дальнейшей деятельности. Елена Евтушенко должна была остаться в доме Дружикиных, под видом их родственницы, и начать сбор информации.

Елена Евтушенко («Роза»)

Зинаиде же предстояло перебраться в Орёл, где на территории Рабочего посёлка жили Пальчиковы со своими семьями. Жёны братьев были в курсе деятельности мужей, помогали по мере возможности, хотя рисковали сильно (у Михаила имелся один сын, Анатолий, а у Петра – трое несовершеннолетних детей, от года до восьми лет – А.П.).

Радиостанцию, замаскировав в железном баке под бураками, братья Пальчиковы перевезли из Прудок в Рабочий городок, где под домом №15, в подвале, было оборудовано место для радистки «Белки». Антенну Пётр Пальчиков вывел в печную трубу, которую обмотал (якобы для прочности) проволокой – она и служила началом антенны. Радиостанцию до и после работы Зинаида прятала под пол, шифровальные рулоны – засовывала в трубу, а все радиограммы после прочтения сразу же сжигала. Записи делала очень редко и только знаками, чтобы при обыске ничего не смогли найти. После выхода из подвала заваливала вход дровами.

Работать Зинаиде приходилось по многу часов, поскольку первое время надо было передать накопившуюся информацию, а потом «село» питание, и процесс передач замедлился. Подвал был холодный, кирпичный, за 4-6 часов работы на «ключе» Зинаида промерзала «до костей», особенно «немели» три пальца правой руки, которые держали «ключ». Приходилось ещё и прислушиваться, не появится ли незваный гость.

Вся работа шла в полутьме, в свете едва тлевшей «коптилки», из-за которой после окончания работы Зинаида выходила на «свет божий» вся чёрная от копоти. Так что приходилось не только отогреваться, но и отмываться, чтобы не вызывать подозрений у соседей и полицаев.

Удалось радистке проработать почти три месяца без «прописки», редко выходя из дома, под видом больной и почти слепой родственницы (носила очки для маскировки – А.П.). Но в мае немцы в Орле начали компанию по отправке молодых юношей и девушек на принудительные работы в Германию и, во избежание риска, Пальчиковы определили Зинаиду Степанову в деревню Малая Куликовка, где она ухаживала за больной местной жительницей и её детьми. Но основная работа оставалась, потому что сбор разведданных группой «Разгрома» шёл постоянно.

И потому два-три раза в неделю, приготовив всё по дому в Куликовке, Зинаида бегом отправлялась в Рабочий посёлок Орла, садилась за радиостанцию, передавала, прятала и – возвращалась в деревню.

«Разгром» остался не разгромлен

Кажется удивительным, но за четыре месяца работы нашей радистки гитлеровцы не смогли станцию запеленговать. Это произошло из-за одного счастливого обстоятельства. Здесь, на территории Рабочего городка, в 200-ах метрах от дома №15, находился немецкий штаб связи, работа раций которого маскировала передатчик «Белки».

Правда, пару раз Зинаиде пришлось поволноваться непосредственно во время передач. Однажды сигналы радиостанции услышал маленький сын Петра Пальчикова, подумал, что где-то подаёт голос птичка, и пытался эту птичку отыскать.

Второй раз верхнюю часть головы Зинаиды (увлекшись, она работала близко к закрытому занавеской окну) увидел проходивший рядом с домом немец. И решил поиграть – бросил снежком в стекло. Пришлось радистке привстать и принять игру гитлеровца: она встала и, улыбаясь, погрозила немцу. Сама же лихорадочно убирала рацию и шифровальные рулоны. Но …обошлось.

Группа «Разгрома» благополучно работала до начала наступления наших войск на орловском направлении. Немцам так и не удалось её «разгромить». За пару дней до вступления советских войск в Орёл разведчики, не желая рисковать, ушли из города в направлении линии фронта и благополучно её перешли – вместе с радиостанцией.

Все члены группы были представлены к наградам. Радистку «Белку» наградили орденом Отечественной войны I степени. Четырёхмесячная «командировка» в фашистский тыл стала её первым, успешно выполненным заданием.

По просьбе писателя Мартынова Зинаида Яковлевна Степанова (Тверитинова) в январе 1965 года написала «Воспоминания военных лет», составивших 29 страниц ученической тетрадки. На их основе я и написал этот очерк.

(Александр Полынкин)

Читайте также:

Нашли ошибку? Есть что добавить? Напишите нам: klub.mastera@yandex.ru
Рубрика: История Орловского края | Добавил: admin (25.04.2018)
Читали статью: 170 | Теги: Из архива Матвея Матвеевича
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Войти ]
Облако тегов

Надоела реклама?

Смотреть панорамы Покровского: 360 градусов.


Внимание! Акция.

Создадим вместе, покровчане!


Мнения читателей
Последние комментарии:
12.06.2018
Мой отец Маяков Николай Николаевич 1925 г.р. тоже служил в 558 Гаубичном Артиллерийском Краснознаменном полку, 35 Гаубичной Перновской бригаде, 15 Артиллерийской Ленинградской Краснознамённой и ордена Суворова 2-стюдивизии прорыва РГК.

09.06.2018
А.М., добрый день! А про ЦДК забыли?

08.04.2018
Да, предполагать можно, но - в любом случае - это требует документального подтверждения

08.04.2018
Браво,Александр Михайлович! Сколько краеведов работали над этой темой! Получилось только у Вас.С нетерпением ждём продолжения. В ответе городского головы губернатору говорится о лазарете.Можно ли предполагать,что это следующее за домом Л. здание на Борисоглебской по направлению к казармам? https://vk.com/id26825....8256900

03.04.2018
Да, уважаемая НепарамоноваЮ, бывало, что и я писал под псевдонимом, но не подставлял других. А Вы так печётесь о свободе мнений и дискуссий, но свою фамилию даже под такой ерундой, как высказаться по поводу "Концепции" открыто, боитесь поставить. Ещё раз оставлю Ваш Ник, но если снова выйдете под ним, удалю. А если Вы не захотите читать сайт - это Ваше право, читайте другие и выходите там под какими угодно Никами. И не надо в очередной раз высказываться и решать за других: то они у Вас "терпилы", то читать не захотят... Каждый сам решает, что и как ему делать - Вы - вот так, "с подставой", а другим (и мне) это не нравится.
P.S. Кстати, мне, как админу, звонила настоящая Парамонова Ю. и спрашивала, кто это прикрывается её фамилией и можно ли определить эту персону?

03.04.2018
Александр  Михайлович,  ну  икто после  всего этого,  после ваших удалений комментариев  будет  читать сайт?  А как же  мнения  других людей,  обсуждения,  дискуссии?  Или  у  Вас такой  принцип:  что  не  нравится – то удаляю?   Вы  постоянно  меня  упрекаете меня  моим  ником,  типа  «нужнописать только под своим имененем».   А  ответьте  на  вопрос: Вы  в своей  жизни  всегда  печатались  в  газетах,  журналах  и  винтернете  под  своим  именем?   Вы длякого вообще пишите?  Если для людей, тоуважайте мнение этих людей,  даже  отличное  от  Вашего. Или  Вы  пишите  длясебя  и вашего клуба?  Типа сам написали –сами прочитали?   Если,  это  так,то тогда  все  понятно.

02.04.2018
Я удалил комментарий - во-первых, можно ведь написать  туда, где есть как раз материал по концепции ("Концептуальненько"), а во-вторых, по поводу псевдонима я уже говорил, опять желание скрыться за чужой спиной?

31.03.2018
Игорь Тушкин.  В 2006 году работал в  Нижнекуначенской школе. В ней  располагался  филиал Покровской школы  искусств. Теперь там одни развалины. Слава партии!


Погода

Регистрация

Мы рядом

 Индекс цитирования Клуб "Мастера" 2.0 ©  2011г.-2018г.