Доброго времени суток! Вы находитесь на сайте районного клуба творческих личностей "МАСТЕРА".
 
Рубрики
Творчество Мастеров Творчество наших читателей Библиотека История Покровского края История Орловского края Мир духовный Заметки на доброту дня Фотографии Покровского края Видеотека Поездки и заседания Доска объявлений Новости О сайте "Мастера" Обратная связь RSS - лента Виджет для Яндекса Приложение для Android

Нужна помощь!

Реквизиты для оказания финансовой помощи по строительству часовни во имя Вознесения Господня в селе Трудки


Стена сайта
Всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Просмотров сегодня:
Яндекс.Метрика
Посетителей сегодня:


Твиттер "Мастеров"

Главная » История Орловского края

Кровавая трапеза фашистских лётчиков («Из архива Матвея Матвеевича»)
Опубликовано: 08.02.2018.

К 75-летию освобождения Орла и Орловщины

Имя Матвея Матвеевича Мартынова в 60-80-ые годы XX века в Орле и области знали очень многие: он стал первым в нашем крае исследователем подполья и партизанского движения, благодаря ему (двадцать лет спустя после войны) получили заслуженные награды долгое время остававшиеся в тени или даже считавшиеся предателями герои, а память многих из них была увековечена памятниками и мемориальными досками.

Наследие писателя Мартынова

Написанные Матвеем Матвеевичем книги, особенно, - «Фронт в тылу» (выходила двумя изданиями – в 1975 и 1981 годах) до сих пор актуальны и являются важным источником по истории Великой Отечественной войны на территории нашего края.

Писатель, журналист, исследователь скончался в мае 1986 года. Его архив вдова М.М.Мартынова, Александра Васильевна, передала в Государственный архив Орловской области, где он составил один из наиболее интересных личных фондов.

Мне, в силу ряда обстоятельств, несколько лет назад довелось познакомиться с дочерью Матвея Матвеевича, Валентиной Матвеевной Романовой. В ходе нашего общения выяснилось, что у неё хранится ещё часть бумаг отца, по каким-то причинам не попавшая в архив 30 лет назад. Валентина Матвеевна подарила мне довольно большое количество рукописей Матвея Матвеевича, а также документов и фотографий, собранных им в процессе сбора материалов об орловских подпольщиках, разведчиках и партизанах. При ознакомлении с материалами я понял, что это – настоящее богатство для краеведов, историков и просто людей, интересующимся своим прошлым. Значительную часть собранной информации писатель Мартынов использовал в своих очерках и книгах, но далеко не всё. О причинах я гадать не буду. Просто, на основании собранного Матвеем Матвеевичем и благодаря ему, я уже в прошлом году опубликовал большой материал в майском номере журнала «Орловский военный вестник» («Матвей Матвеевич Мартынов и неизвестные страницы его книги «Фронт в тылу»).

Подвиг на аэродроме

Новый очерк – первый из задуманного большого цикла под названием «Из архива Матвея Матвеевича». Начну я его с цитаты из книги Мартынова: «В очерке «Это было в Орле», опубликованном в сборнике «Герои подполья», есть такие строки: «Летом 1942 года вблизи аэродрома был взорван большой склад авиабомб. Кто совершил эту диверсию, пока неизвестно. Но в городе ходили слухи, что это сделали советские военнопленные...»

В 1970 году, когда сборник вышел третьим изданием, в Политиздат пришло письмо от жителя Волгограда Михаила Георгиевича Топольскова. Он писал, что прочитал книгу «Герои подполья», и сообщал, что диверсию на немецком военном аэродроме под Орлом в 1942 году действительно совершили советские военнопленные, и назвал участников этой операции. Вскоре Топольсков сам приехал в Орел. Он побывал на месте событий, многое рассказал и помог раскрыть еще одну страницу героической борьбы советских людей с немецко-фашистскими захватчиками на орловской земле.

...Заместитель политрука роты из 6-й гвардейской дивизии, старший сержант Михаил Топольсков в октябре 1941 года под Мценском попал в плен. Некоторое время он содержался в орловском сборном лагере военнопленных. В декабре в составе группы в 300 человек был доставлен на орловский военный аэродром. Пленных разместили в дощатых бараках, расположенных вблизи Кромского шоссе. Это и был лагерный пункт на аэродроме.

Здесь Топольсков встретился с Василием Беловым. Они оказались соседями — у Топольскова на спине значился лагерный № 50, у Белова — 51. Узники подружились. Белов рассказал, что он - командир взвода противотанковых орудий, младший лейтенант. Однажды комендант лагпункта унтер-офицер Вилли построил пленных на плацу и через переводчика приказал поднять руки тем, кто имеет специальность сапожника, портного, шорника. Топольсков назвался шорником, Белов — портным. В одном из бараков, по соседству с сапожной мастерской и прачечной, для шорника и портного отвели клетушку. Топольсков ремонтировал хомуты, седла и прочую конскую упряжь, а его сосед занимался портняжным делом.

Белов был человеком немногословным, вдумчивым. Однажды он спросил Топольскова:

— Как ты смотришь на то, что наши товарищи на франте дерутся, а мы тут спокойненько чиним фрицам хомуты?

— Знаю, куда ты клонишь,— отозвался Топольсков.— Сам не раз об этом думал».

Дальнейший ход событий я перескажу в сжатом виде. Довольно быстро Белов и Топольсков познакомились со старшим лейтенантом, артиллеристом Григорием Щербаковым и капитаном Макаровым.

Все четверо были одного возраста и комсомольцы. Они и составили в лагерном пункте ядро подпольной патриотической группы, организатором и руководителем которой стал Белов.

Группа сумела войти в контакт с руководителем обслуживающих аэродром чешских авиатехников инженером Ганцем. Совместными усилиями они обезвредили много авиабомб и установили связь с городским подпольем.

В середине мая 1942 года на аэродроме был уничтожен большой склад авиабомб: группа из 12 военнопленных во главе со старшим лейтенантом Щербаковым совершила эту диверсию ценой своих жизней.

После взрыва гитлеровцы всех оставшихся военнопленных закрыли в бараки, территорию лагерного пункта оцепили эсэсовцы, установили вокруг пулеметы. Потом схватили Белова, Макарова и других подпольщиков. После краткого допроса их расстреляли. Единственному, кому из активных членов подполья удалось уцелеть, - так это Михаилу Топольскову: он, после расформирования лагпункта, в числе оставшихся пленных, попал в Белоруссию. Там Топольсков вместе с несколькими товарищами бежал из лагеря к партизанам и дрался с фашистами в белорусских лесах до соединения с частями Красной Армии.

Топольсков Михаил Георгиевич

Удостоверение партизана Белоруссии

Всё, с чем ты, читатель, только что познакомился, я рассказал тебе (с помощью писателя Мартынова) для того, чтобы ты получил представление, кто же такой Михаил Георгиевич Топольсков. А теперь – уже без разъяснений – я поведу речь уже о том, что Матвей Матвеевич не включил в книгу «Фронт в тылу» из поведанного ему подпольщиком и партизаном.

Кровососы

Эта дополнительная информация взята мной из письма, которое Михаил Георгиевич Топольсков прислал писателю Мартынову в июне 1974 года. Всё послание – это восемь тетрадных страничек, текст достаточно разборчив, но с большим количеством грамматических ошибок. Полностью его я цитировать не буду, но остановлюсь на таких моментах, которые до настоящего времени нигде в литературе или воспоминаниях не были озвучены. Итак, первый отрывок из письма:

«Матвей Матвеевич! Вы пишете о том, что когда книга (имеется в виду «Фронт в тылу» - А.П.) выйдет в свет, и вдруг кто-то откликнется из наших более 300-от человек, которые находились в лагере военнопленных в том лагере в городе Орле на аэродроме, если кто остался жив, - я был бы очень рад, потому что все мои показания Вам – не придуманные, а факты. Было так, как я от души и сердца рассказал…».

И далее Михаил Топольсков начинает вспоминать историю, о которой в предыдущем письме (или письмах) он не рассказывал писателю. Кстати, когда в 1970 или 1971 году бывший военнопленный и подпольщик приезжал в Орёл, то он вместе с Мартыновым побывал на военном аэродроме, на месте бывшего лагерного пункта. Там до и во время войны находилось четыре здания, в одном из которых и происходили события, подробности которых поведал Михаил Топольсков.

В одном из домов немецкие и финские лётчики отмечали какой-то религиозный праздник. Торжество у них началось с утра, и пировали они до двух или трёх часов ночи (возможно, это было рождество 1941 года – А.П.). Цитирую второй отрывок из письма М.Топольскова: «…Примерно в два часа ночи приходят к нам в мастерскую переводчик Николай и унтер-офицер Вилли и говорят мне: «Михель, собирайся и быстренько». Николай мне говорит: «Пойдёшь с унтером». Я быстренько оделся, и мы пошли.

Идём в эти дома, где живут лётчики, заходим с ним в дом, второй подъезд. Заводит он меня в большую комнату на первом этаже. Немцы были все пьяные, часть – ушли, а часть были в этой комнате. И как мы с Вилли зашли, увидели полное безобразие: стены, полы, потолок – всё облито кровью. Мне унтер говорит, что как все разойдутся, ты будешь делать уборку этого помещения.

Немцы и финны, лётчики, когда я зашёл к ним, как увидели меня, то начали и по щекам бить, и как кому угодно – все были пьяные. Потом Вилли что-то им сказал, они стали немного помягче, и я после них сделал уборку. И Вилли взял меня обратно в лагерь, и по дороге он мне рассказал, что лётчики пили русскую кровь в честь большого праздника и за победу фашистов…».

Теперь я своими словами продолжу рассказ старшего сержанта Топольскова. Унтер-офицер Вилли немного говорил по-русски. Вот он некоторые подробности вампирского пиршества фашистских лётчиков русскому военнопленному то ли с гордостью, то ли с осуждением, то ли с презрением объяснил. Оказывается, немецкий врач из лётной части на автомашине съездил в город, к кому-то из начальства, и с его помощью выявил семьи орловчан, у которых имелись маленькие дети 2-4 лет. Под предлогом, что им нужно сделать прививки от заболевания, детей доставляли в кабинет врача, и из вен у каждого брали по 50-100 граммов крови. Причём, родителей в кабинет врача не допускали. Так и была собрана эта кровь, которую потом отвезли немецким лётчикам на аэродром.

Пили они её или нет – сам Топольсков не видел, но Вилли за «язык никто не тянул». В конце письма Михаил Георгиевич обращается к Мартынову: «Неужели из жителей никто не знает, кто-то должен помнить, потому что в Орле население знало ровно на второй день. Утром приходят наши девчата, которые у нас в лагере работали прачками, и одна, Наташа, говорит, что немцы собирают маленьких детей под видом делать им прививки. У кого дети – люди очень переживают…».

Эта история, уважаемый читатель, похожа была бы на отрывок из современного фильма ужасов, если бы её не рассказывал очевидец, участник Великой Отечественной войны, подпольщик и партизан, получивший два тяжёлых ранения. Вот фото Михаила Георгиевича Топольскова (в партизанах его переименовали, и он писался, как «Тапольский», даже удостоверение партизана Белоруссии ему выдали на новую фамилию – А.П.). Жив ли он в настоящее время, данных у меня нет…

(Александр Полынкин)

Читайте также:

Нашли ошибку? Есть что добавить? Напишите нам: klub.mastera@yandex.ru
Рубрика: История Орловского края | Добавил: admin (08.02.2018)
Читали статью: 307 | Теги: Из архива Матвея Матвеевича
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Войти ]
Облако тегов

Надоела реклама?

Смотреть панорамы Покровского: 360 градусов.


Внимание! Акция.

Создадим вместе, покровчане!


Мнения читателей
Последние комментарии:
15.02.2019
Эх! Найти бы фото Смирновской (Успенской) церкви!

04.02.2019
18.01.2019
Добрый день! 
Это автор списка (удалось зарегистрироваться, чтобы лично ответить).
Информация по результатам поиска содержит данные по следующим графам:

-ФИО;
-год рождения;
-место рождения;
-звание;
-должность;
-часть;
-дата выбытия;
-место первичного захоронения;
-причина исключения из списков;
-ссылка на источники.

Т.е. номера частей, именно они являются единицей классификации, наряду с местом захоронения, приведены по каждому воину.
Красным цветом выделена уточнённая на основе данных, в основном, ОБД Мемориал, информация.

Согласен, что не всегда точно определено место захоронения. Это, к сожалению, невозможно сделать только на основе имеющихся в публичном доступе материалов.
Но, если в списках захоронения указан хотя бы один павших воинов из донесения о безвозвратных потерях части, похороненный вместе со своими товарищами, то правомерным будет считать, что и остальные павшие с ним товарищи покоятся в той же могиле. Зачастую, когда проводишь поиск по документам, сталкиваешься с тем, что одного - два - нескольких из списка донесения о безвозвратных потерях увековечили, а остальных (порой несколько десятков воинов) - забыли.
Особенно это правомерно по отношению к перенесённым захоронениям. Иначе получается, что одних перенесли и увековечили, а других оставили и забыли.
Чем руководствовались совершенно непонятно.
И в паспортах захоронений указывали, что похороненных столько, известных столько - и, в основном, эти цифры совпадали.
Т.е. главное была не память о павших, а "красивая" цифра, которая показывала, что поиск провели, работу сделали, неизвестных нет.
А на самом деле, сотни павших остались забыты. 
Также считаю, что главным является именно увековечивание памяти павших. Допускаю, что определённая часть воинов покоятся не именно в этой братской могиле, а где-то недалеко, точное место захоронения утрачено. Но это не лишает их права быть на нашу память. 
И, как раз, нахождение точных мест захоронений - это предмет деятельности энтузиастов, проводящих именно полевой поиск.

13.01.2019
Cпасибо, Раиса Алексеевна, за добрые слова. 
А.М.Полынкин

13.01.2019
Спасибо краеведу – писателю ПолынкинуА.М. Покровского районного клуба творческих личностей «Мастера» за его
исторические материалы о людях разных судеб, за его неравнодушие к военным
событиям, покровчанам, самоотверженно защищавшим своё Отечество,
воинам-интернационалистам.Из Вашего материала «Град» наголовы душманов от Алексея Шаталова мы как бы получили живой рассказ о военных
действиях, происходивших в г. Кандагаре, о патриотизме
воинов-интернационалистов в боях на территории ДРА, о боли души его афганских
воспоминаний, память о которых не стирается с годами до настоящих дней. Кроме
того мы узнали и много новых сюжетов, о его стихах, переживаниях, о которых
даже мы близкие родственники не предполагали, т.к. разговор о службе в ДРА
всегда был очень кратким, без всяких эмоций, он никогда не выставлял свою
личную жизнь напоказ.Надеемся, что бывший старшийсержант Алексей Шаталов, ныне житель г. Курска, станет ещё одной составляющей
частью Вашего дальнейшего творчества.

С Уважением,
Раиса Алексеевна Сапелкина (Шаталова).

30.12.2018
Евгений, с наступающими праздниками и удачи в поисках в Новом году!
Думаю, что Вы просто ошиблись, называя захоронение в Ворово вороновским?  Автор исследования по захоронению в Ворово проверил каждую фамилию, у него есть и те, кто жив потом остался или в плен попал. А название воинской части у каждого из погибших ведь написано в прилагаемом файле - так, как в "Списке безвозвратных потерь". И я Вас обязательно познакомлю друг с другом!

30.12.2018
Александр Михайлович, увековечивание - это хорошо, но к этому надо подходить очень и очень осторожно и архиаккуратно. Дело в том, что пока поисками не найдено первоначальное захоронение близ Ворово. Примерное место определено. По возможности будем его проверять, но, сами понимаете, что делается все это не так быстро. Далее, в Донесениях обычно указывается не столько место первоначального захоронения, сколько место гибели, а вот конкретное место следует уже документально, фотографически и с помощью свидетельских показаний подтверждать устанавливать. Слишком много у нас бутафорных захоронений. Так называемые паспорта - это филькины грамоты. Перед увековечиванием обязательно нужно провести дальнейший поиск по персоналиям, включая архивы МВД и ФСБ. Частенько бывает так, что солдатик внесен как погибший, а на самом деле попал в плен или пропал без вести... Вот на что нужно потратить силы и время. А списки более-менее готовы. Официально увековечено 95 тыс., а списки на увековечивание - уже несколько сот тысяч. Никто не забыт и ничто не забыто?! Будет время, попробую поюзать вороновский список. Кстати, пора меня познакомить с автором списка. Он делает хорошее дело, но допускает промахи. Самый большой из них - это то, что он не проставляет номер воинской части, а это очень нужно делать. С наступающим, однако! Желаю Вам всего-всего. Остальное - украдём...

12.06.2018
Мой отец Маяков Николай Николаевич 1925 г.р. тоже служил в 558 Гаубичном Артиллерийском Краснознаменном полку, 35 Гаубичной Перновской бригаде, 15 Артиллерийской Ленинградской Краснознамённой и ордена Суворова 2-стюдивизии прорыва РГК.


Погода

Регистрация

Мы рядом

 Индекс цитирования Клуб "Мастера" 2.0 ©  2011г.-2019г.