Доброго времени суток! Вы находитесь на сайте районного клуба творческих личностей "МАСТЕРА".
 
Рубрики
Творчество Мастеров Творчество наших читателей Библиотека История Покровского края История Орловского края Мир духовный Заметки на доброту дня Фотографии Покровского края Видеотека Поездки и заседания Доска объявлений Новости О сайте "Мастера" Обратная связь RSS - лента Виджет для Яндекса Приложение для Android

Нужна помощь!

Реквизиты для оказания финансовой помощи по строительству часовни во имя Вознесения Господня в селе Трудки


Стена сайта
Всего: 6
Гостей: 5
Пользователей: 1
admin
Просмотров сегодня:
Яндекс.Метрика
Посетителей сегодня:


Твиттер "Мастеров"

Главная » История Орловского края

«...Он прошёл сквозь шторм и дым…» (к 100-летию со дня рождения комсомола)
Опубликовано: 10.10.2018.

На юге Воронежской области, в 219 километрах от областного центра, на левом берегу реки Чёрная Калитва (в месте впадения в неё притока – Сухой Россоши) уютно расположился небольшой (чуть больше 60 тысяч жителей) город и одновременно – районный центр под названием Россошь. От него совсем недалеко до территории современной Луганской Народной Республики, гораздо ближе, чем до Воронежа.

Шиш вместо наследства

Ещё с 18 века в Россоши, кроме служилых людей из Центральной России, начали селиться и малороссияне. Один из них, под типично украинской фамилией – Сало, стал основателем рода. Его потомки были уже коренными россошанцами, хотя их речь, как и остальных местных жителей, заметно отличается до сих пор от говора тех, кто живёт в Воронеже и его окрестностях.

О представителе семейства Сало из Россоши и о том, как судьба привела его на Орловщину, я и поведу далее речь. Начну с деда Данилы. Память потомков не сохранила его отчества, но вот облик и поступки глубоко врезались в память внука Виктора.

Дед Данила Сало, россошанский «мастер-золотые руки», изготавливавший самые разные деревянные изделия по просьбам и заказам земляков, прожил долгую жизнь. Уже когда он похоронил жену и перешёл столетний рубеж, то продал собственный дом и переселился к одному из сыновей. Однажды к деду Даниле пришёл его знакомый, заведующий городской сберкассой, и увидел, как старик пересчитывает пачки денег (от продажи того самого дома). Заведующий предложил деду положить средства в сберкассу, мол, тогда они вырастут в сумме.

Данила, после уговоров, согласился, на следующий день пришёл в Россошанскую сберкассу и сразу спросил, а где же будут храниться его деньги? Заведующий показал ему сейф, стоявший рядом.

Дед успокоился, но тут же поинтересовался: «А вдруг я умру? Что будет с моими грошами?»

Заведующий посоветовал ему написать завещание. «Так я ж неграмотный», - огорчённо сказал Данила.

«Давай я тебе, дед, напишу, только ты продиктуй мне всё, что захочешь».

«Пиши: старшему сыну из денег, что находятся в сберкассе, - шиш».

«Это как?» - удивился заведующий. «Так и пиши – шиш!», - ответствовал Данила.

То же самое дед продиктовал в отношении среднего и младшего сыновей. «Данила, а кому же гроши-то завещаешь? Государству, что ли?» «Зачем государству? У меня три внучки и внук – вот им всё и достанется».

Этим единственным внуком был Виктор Михайлович Сало, к этому времени – профессиональный военный, политработник. Он заявил при оглашении завещания, что от своей доли оказывается в пользу двоюродных сестёр – им на приданое деньги пригодятся, свою же семью прокормит сам.

Доклад для «Красной Звезды»

Виктор Сало успел к моменту упокоения деда послужить на Дальнем Востоке, поработать редактором россошанской районной газеты, а затем снова решил связать свою жизнь с армией. Начинал младшим политруком в дивизии, базировавшейся в Курске. Там его, во время инспекторской проверки, заметил дивизионный комиссар, начальник Политического управления Орловского военного округа Афанасий Пигурнов.

Афанасию Петровичу нужны были грамотные помощники, и он сначала проверил способности младшего политрука Сало. Проверку Виктор Михайлович прошёл с блеском: его сорокаминутный доклад для начальника Политуправления, прочитанный на важном армейском совещании, опубликовала даже «Красная Звезда», естественно, с подписью дивизионного комиссара Пигурнова. Но начальник Политуправления оказался честным руководителем, мало того, что Виктор Сало получил внеочередное звание (старшего политрука), так ещё и немаленький гонорар за публикацию (лично из рук Пигурнова).

Вот с этого момента, с осени 1940 года, началась служба политработника Виктора Сало в штабе Орловского военного округа.

Здание, в котором располагался штаб Орловского военного округа

Первое время он был помощником Пигурнова по всем организационным делам, но с августа 1941 года (вовсю полыхала Великая Отечественная) старший политрук был назначен начальником отдела Политуправления по работе среди комсомола (по возрасту ещё подходил, хотя с 1937 года Виктор Сало уже являлся членом партии). И весь период войны он, будучи ответственным работником Политуправления (оно лишь меняло название – Орловского военного округа, Брянского фронта, 2-ого Прибалтийского и Ленинградского фронтов), старший политрук, а к завершению войны – подполковник Сало - «не расставался с комсомолом».

«Был до последнего…»

Его организаторские и воспитательные способности помогали в частях военного округа и фронтов создавать мощные, активные и очень боеспособные комсомольские организации. Но Виктор Сало, в случае необходимости, быстро переходил от политической работы к практическим делам. События первого, самого тяжёлого, года войны это подтвердили.

Вот что написал в его первом наградном листе начальник Политуправления Афанасий Пигурнов: «Товарищ Сало, в критический момент боя на участке 287 стрелковой дивизии был временно назначен военным комиссаром и военным комендантом станции Брасово…»

Тут я прерву цитирование документа и напомню читателю, что речь идёт о событиях конца сентября-начала октября 1941 года, когда гитлеровцы начали наступательную операцию «Тайфун», конечной целью которой было окружение и взятие Москвы. Фашистские войска прорвали позиции Брянского фронта (50-я и 13-я армии). В этих тяжёлых условиях отдельным дивизиям Красной Армии пришлось не только отбиваться, но и пытаться эвакуировать максимум военных и гражданских грузов в тыл.

3 октября 1941 года в район посёлка Брасово (современная Брянская область, тогда – в составе Орловской области) была переброшена недавно сформированная 287 стрелковая дивизия, которая заняла оборону на широком фронте по реке Неруса и 4 октября вступила в бой с противником. Именно в это время старший политрук Сало – продолжу цитирование наградного листа: «…несмотря на сложную боевую обстановку, сумел под градом снарядов и мин обеспечить своевременную вывозку со станции Брасово (железнодорожная линия Брянск – Льгов) военных грузов и обеспечил бесперебойную работу бронепоезда на перегоне Брасово – разъезд Аркино. На станции Брасово товарищ Сало был до последнего вывоза военных эшелонов».

После выполнения поставленной задачи Виктор Михайлович был вынужден выбираться из окружения на потрёпанной «полуторке», которую вёл его верный шофёр Амвросий. В одной из деревень водитель, с помощью местного жителя, обнаружил спрятанную кем-то при почти новую легковую «Эмку», как выяснилось, в исправном состоянии, да ещё с двумя ведущими мостами, что для тех лет было большой редкостью.

Старший политрук Сало своей властью найденный автомобиль забрал для нужд армии, и Амвросий сумел вывезти себя и командира просёлочными дорогами из окружения. Это произошло во второй половине октября 1941 года. Хозяин машины так потом и не объявился, и эта «Эмка» прошла всю войну, ни разу не имея серьёзной поломки и перевозя часто не только Виктора Михайловича, но и таких высоких чинов, как, к примеру, генерал И.Х.Баграмян (не было у него такой проходимистой машины, как у политработника Сало – А.П.).

Весной 1942 года старший политрук получил свой первый орден – Красной Звезды, согласно наградному листу, который я цитировал выше. Военный Совет Брянского фронта издал приказ №3 ещё 10 ноября 1941 года, но пришлось ждать его подтверждения Указом Президиума Верховного Совета СССР.

Не раз потом в течение войны отличался уже подполковник Виктор Сало. К Дню Победы ещё три ордена (в том числе – Красного Знамени) и несколько медалей украсили его грудь.

Похороны прошли скромно

В послевоенные годы Виктор Михайлович продолжил военную карьеру: закончил Военно-политическую академию, был начальником суворовского и кавалерийского училищ, заместителем командира дивизии, базировавшейся в Днепропетровске, куда занесли его судьба и маршал Баграмян (помог старому знакомому, оказавшемуся внезапно без работы во время сокращений в армии).

Так оказался обладатель украинской фамилии в тех местах, откуда когда-то его предки пришли в Россошь. В Днепропетровске полковник Сало быстро стал известен как авторитетный командир, был избран в состав областного комитета партии и напрямую общался с первыми лицами города и области, например, с В.В.Щербицким, будущим первым секретарём компартии Украины. Впрочем, и с уроженцем Днепропетровщины Леонидом Ильичом Брежневым полковник Сало тоже был знаком.

Свои последние дни Виктор Михайлович провёл в этом городе, где и скончался в 1990 году. Если ты, читатель, помнишь, это было не самое лёгкое время. Хоронить уважаемого в Днепропетровске человека, полковника в отставке, фронтовика-орденоносца на Запорожском кладбище должны были с воинскими почестями. Но в областном военкомате не нашлось денег на приобретение патронов для карабинов, салют не состоялся, и похороны прошли более чем скромно…

Всю эту историю, уважаемый читатель, я рассказал тебе благодаря документам с сайта «Подвиг народа» и воспоминаниям уроженца Орла Леонида Викторовича Сало, ныне – ветерана труда, а в совсем недавние годы известного в нашей области инженера, долгие годы проработавшего в «Орёлстрое».

Леонид Викторович Сало

Так уж вышло, что в послевоенные годы совместной жизни у его родителей, в силу разного рода обстоятельств, не получилось, но сын никогда не держал обиды на отца. Первая, по-настоящему, встреча и долгий, на всю ночь, разговор состоялись у них в днепропетровской квартире полковника Сало только в 1970 году. Тогда Леонид и выяснил для себя основные моменты биографии отца и своей семейной истории. Выяснил, чтобы запомнить на всю жизнь. Я думаю, что ты, читатель, в этом убедился…

Александр Полынкин

Читайте также:

Нашли ошибку? Есть что добавить? Напишите нам: klub.mastera@yandex.ru
Рубрика: История Орловского края | Добавил: admin (10.10.2018)
Читали статью: 126 | Теги: Наши земляки - участники войны
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Войти ]
Облако тегов

Надоела реклама?

Смотреть панорамы Покровского: 360 градусов.


Внимание! Акция.

Создадим вместе, покровчане!


Мнения читателей
Последние комментарии:
15.02.2019
Эх! Найти бы фото Смирновской (Успенской) церкви!

04.02.2019
18.01.2019
Добрый день! 
Это автор списка (удалось зарегистрироваться, чтобы лично ответить).
Информация по результатам поиска содержит данные по следующим графам:

-ФИО;
-год рождения;
-место рождения;
-звание;
-должность;
-часть;
-дата выбытия;
-место первичного захоронения;
-причина исключения из списков;
-ссылка на источники.

Т.е. номера частей, именно они являются единицей классификации, наряду с местом захоронения, приведены по каждому воину.
Красным цветом выделена уточнённая на основе данных, в основном, ОБД Мемориал, информация.

Согласен, что не всегда точно определено место захоронения. Это, к сожалению, невозможно сделать только на основе имеющихся в публичном доступе материалов.
Но, если в списках захоронения указан хотя бы один павших воинов из донесения о безвозвратных потерях части, похороненный вместе со своими товарищами, то правомерным будет считать, что и остальные павшие с ним товарищи покоятся в той же могиле. Зачастую, когда проводишь поиск по документам, сталкиваешься с тем, что одного - два - нескольких из списка донесения о безвозвратных потерях увековечили, а остальных (порой несколько десятков воинов) - забыли.
Особенно это правомерно по отношению к перенесённым захоронениям. Иначе получается, что одних перенесли и увековечили, а других оставили и забыли.
Чем руководствовались совершенно непонятно.
И в паспортах захоронений указывали, что похороненных столько, известных столько - и, в основном, эти цифры совпадали.
Т.е. главное была не память о павших, а "красивая" цифра, которая показывала, что поиск провели, работу сделали, неизвестных нет.
А на самом деле, сотни павших остались забыты. 
Также считаю, что главным является именно увековечивание памяти павших. Допускаю, что определённая часть воинов покоятся не именно в этой братской могиле, а где-то недалеко, точное место захоронения утрачено. Но это не лишает их права быть на нашу память. 
И, как раз, нахождение точных мест захоронений - это предмет деятельности энтузиастов, проводящих именно полевой поиск.

13.01.2019
Cпасибо, Раиса Алексеевна, за добрые слова. 
А.М.Полынкин

13.01.2019
Спасибо краеведу – писателю ПолынкинуА.М. Покровского районного клуба творческих личностей «Мастера» за его
исторические материалы о людях разных судеб, за его неравнодушие к военным
событиям, покровчанам, самоотверженно защищавшим своё Отечество,
воинам-интернационалистам.Из Вашего материала «Град» наголовы душманов от Алексея Шаталова мы как бы получили живой рассказ о военных
действиях, происходивших в г. Кандагаре, о патриотизме
воинов-интернационалистов в боях на территории ДРА, о боли души его афганских
воспоминаний, память о которых не стирается с годами до настоящих дней. Кроме
того мы узнали и много новых сюжетов, о его стихах, переживаниях, о которых
даже мы близкие родственники не предполагали, т.к. разговор о службе в ДРА
всегда был очень кратким, без всяких эмоций, он никогда не выставлял свою
личную жизнь напоказ.Надеемся, что бывший старшийсержант Алексей Шаталов, ныне житель г. Курска, станет ещё одной составляющей
частью Вашего дальнейшего творчества.

С Уважением,
Раиса Алексеевна Сапелкина (Шаталова).

30.12.2018
Евгений, с наступающими праздниками и удачи в поисках в Новом году!
Думаю, что Вы просто ошиблись, называя захоронение в Ворово вороновским?  Автор исследования по захоронению в Ворово проверил каждую фамилию, у него есть и те, кто жив потом остался или в плен попал. А название воинской части у каждого из погибших ведь написано в прилагаемом файле - так, как в "Списке безвозвратных потерь". И я Вас обязательно познакомлю друг с другом!

30.12.2018
Александр Михайлович, увековечивание - это хорошо, но к этому надо подходить очень и очень осторожно и архиаккуратно. Дело в том, что пока поисками не найдено первоначальное захоронение близ Ворово. Примерное место определено. По возможности будем его проверять, но, сами понимаете, что делается все это не так быстро. Далее, в Донесениях обычно указывается не столько место первоначального захоронения, сколько место гибели, а вот конкретное место следует уже документально, фотографически и с помощью свидетельских показаний подтверждать устанавливать. Слишком много у нас бутафорных захоронений. Так называемые паспорта - это филькины грамоты. Перед увековечиванием обязательно нужно провести дальнейший поиск по персоналиям, включая архивы МВД и ФСБ. Частенько бывает так, что солдатик внесен как погибший, а на самом деле попал в плен или пропал без вести... Вот на что нужно потратить силы и время. А списки более-менее готовы. Официально увековечено 95 тыс., а списки на увековечивание - уже несколько сот тысяч. Никто не забыт и ничто не забыто?! Будет время, попробую поюзать вороновский список. Кстати, пора меня познакомить с автором списка. Он делает хорошее дело, но допускает промахи. Самый большой из них - это то, что он не проставляет номер воинской части, а это очень нужно делать. С наступающим, однако! Желаю Вам всего-всего. Остальное - украдём...

12.06.2018
Мой отец Маяков Николай Николаевич 1925 г.р. тоже служил в 558 Гаубичном Артиллерийском Краснознаменном полку, 35 Гаубичной Перновской бригаде, 15 Артиллерийской Ленинградской Краснознамённой и ордена Суворова 2-стюдивизии прорыва РГК.


Погода

Регистрация

Мы рядом

 Индекс цитирования Клуб "Мастера" 2.0 ©  2011г.-2019г.