Доброго времени суток! Вы находитесь на сайте районного клуба творческих личностей "МАСТЕРА".
 
Рубрики
Творчество Мастеров Творчество наших читателей Библиотека История Покровского края История Орловского края Мир духовный Заметки на доброту дня Фотографии Покровского края Видеотека Поездки и заседания Доска объявлений Новости О сайте "Мастера" Обратная связь RSS - лента Виджет для Яндекса Приложение для Android

Нужна помощь!

Реквизиты для оказания финансовой помощи по строительству часовни во имя Вознесения Господня в селе Трудки


Стена сайта
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Просмотров сегодня:
Яндекс.Метрика
Посетителей сегодня:


Твиттер "Мастеров"

ГлавнаяИстория Покровского края →☺


Покровская церковь: время и люди.

Много раз за те годы, что я занимаюсь краеведением, писал я в Покровской районной газете «Сельская правда» о храмах нашего края. В течение нескольких лет поиска в архивах я выяснил, что было их 22, но к настоящему времени уцелело только три церкви – в сёлах Алексеевка, Верхососенье и Трубицыно. 19 храмов, существовавших на территории Покровского района сто и более лет, в годы Советской власти были полностью уничтожены.

В самом начале III тысячелетия в нашем крае усилиями многих людей возродились из небытия два разрушенных ранее храма – Покровская церковь (в райцентре Покровское) и Михаило-Архангельская церковь (в селе Дросково). Почти 30 лет я думал, что сравнить новый Покровский храм с тем, который существовал ранее, уже невозможно, поскольку его изображения не сохранилось. Занимаясь поиском сведений по истории района и села Покровское, я даже предположить не мог, что найду нечто замечательное далеко за пределами не только Покровского района, но и области – в Москве.

Именно там проживает в настоящее время Ольга Леонидовна Столярова – наша землячка, уроженка деревни Разуваевка (сейчас этот населённыйпункт, в составе Покровского района, называется Осинки – А.П.). Родилась она в 1923 году в известной в местных краях зажиточной семье, члены которой занимались не только выращиванием зерна, капусты, но и гусей на продажу, а один из Столяровых разбил замечательный сад, яблоки и вишни из которого возил продавать на ярмарки в Орёл и Малоархангельск. Жили Столяровы на взгорке, при самом въезде в село Покровское со стороны Змиёвки. Неподалёку, в овражке, начинался ручей, воду которого можно было использовать как для питья, так и в хозяйственных целях. И сам этот тягучий подъём, и место вскоре стали назваться - «У Столяровых» или «Столярова гора». Когда семья заметно увеличилась численно, один из братьев, Егор Осипович, переселился в ближнюю деревеньку – Разуваевку, построив в ней дом тоже на окраине, смежной по отношению к селу Покровскому.

Рядом с домом построен был большой двор, куда заезжали проезжающие на стоянку. Имелся у деда Егора до революции и небольшой трактир. Он помещался в сенях, т.е. место для него было не особо просторным.

В семье Егора (Георгия) Столярова было пятеро детей – сыновья Александр, Владимир, Константин, Леонид и дочь Евгения. По словам Ольги Леонидовны, дед Егор отличался крутым нравом и за какую-то провинность старшего сына Александра выгнал из дома, лишив доли наследства. Александр Егорович обосновался потом где-то в Подмосковье (в Бронницах). Владимир Егорович Столяров погиб в Первую Мировую войну. Константин Егорович и Евгения Егоровна после революции уехали в Ленинград, где и умерли от голода в блокаду. Что касается судьбы младшего из сыновей, Леонида Егоровича, то, прежде чем перейти к рассказу о нём, скажу несколько слов о Троицких, землевладельцах из Покровского.

На ещё более крутом взгорке, но уже на правом берегу реки Липовец, располагалась в конце XIX-начале XX века усадьба, в центре которой находился небольшой, аккуратный, красного кирпича, дом. В нём жила семья местных помещиков Троицких, которым принадлежало около 60 десятин земли в окрестностях Покровского. Старшие Столяровы и Троицкие дружили (семьями, как сказали бы сейчас). Один из семейства Троицких, Василий Зиновьевич, кроме обычных помещичьих занятий, увлекался и таким сравнительно новым в те годы, но набиравшим популярность, видом деятельности, как фотография. Он запечатлел на фотобумагу своё семейство, усадьбу, семьи знакомых и – виды нашей местности (об этом – чуть позже). За годы увлечения фотографией у В.З.Троицкого накопился целый альбом снимков, бережно хранившийся и передававшийся по наследству (пока было, кому передавать).

А теперь – о Леониде Егоровиче Столярове, отце Ольги Леонидовны. Закончив в Покровском церковно-приходскую школу и поработав некоторое время в отцовском хозяйстве, обучался он потом в Орловской духовной семинарии, из которой его исключили за недисциплинированность. И тогда Леонид Столяров круто поменял свою судьбу, поступив в Никулино-Городищенскую (за точное название школы не ручаюсь, потому что проверить это с помощью других источников мне не удалось – А.П.) спиртовую школу, только-только открывшуюся в Орле. Вышел он из неё с удостоверением механика по налаживанию и ремонту оборудования на винокуренных заводах (так довольно долго назывались предприятия, которые сейчас известны как спиртовые или ликёро-водочные). Работал Столяров первое время на винокуренном заводе в Карачеве, а затем переехал поближе к семье, в деревню Разуваевку, а потом - в поселок Моховое Малоархангельского уезда, где с 1906 года начал действовать местный спиртзавод помещика Кистенёва.

В родные места Леонид Столяров приехал с женой, которую нашёл себе, работая в городе Карачеве. У Леонида Егоровича и уроженки Брянска Марии Ивановны Климовой родилось трое детей – сын Сергей и дочери Елена и Ольга.

Семейство Л.И. и М.И. Столяровых покинуло наши края в 1927 году – и сделало это вовремя, потому другие их родственники были репрессированы, как «враги народа».

Поселились Столяровы (после нескольких перемен, побывав и селе Плещееве нашей области) в посёлке Петровском Ивановской области, где на местном спиртзаводе выпускался спирт высочайшего качества, который использовался в авиационной промышленности. Леонид Егорович начал работать здесь в качестве технолога и за короткое время сумел завоевать высокий авторитет как профессионал высочайшего уровня. Умер он в 1967 году, в возрасте 85 лет. Похоронили его там же, в посёлке Петровском.

В живых из семейства Л.Е.Столярова к настоящему времени осталась лишь Ольга Леонидовна. Она участвовала в Великой Отечественной войне, воевала как зенитчица, защищая наши позиции от немецких самолётов. Сейчас ей самой уже 85, и живёт Ольга Леонидовна одиноко в столице, общаясь лишь с несколькими преданными друзьями, тоже родовыми корнями связанными с Орловщиной.

Судьба однажды свела её в Москве с сыном Василия Зиновьевича Троицкого, который от отца позаимствовал любовь к технике (правда, не к фотографии, а к радио). Отслужив и отвоевав в качестве радиста несколько лет, он работал во всесоюзном журнале «Радио». Вспомнив былое, встречались потом земляки не раз за общим столом.

От А.В.Троицкого и достался Ольге Леонидовне Столяровой семейный альбом семьи Троицких, в котором содержались ценнейшие для нас, покровчан, фотографии.

Моё знакомство с Ольгой Леонидовной состоялось благодаря Александру Ивановичу Валицкому (Лисичкину), о судьбе семьи которого я уже писал ранее и который долгие годы дружил с землячкой (к сожалению, Александр Иванович недавно скоропостижно скончался – А.П.) Я долго говорил с Ольгой Леонидовной Столяровой по телефону о её житье-бытье, а вскоре получил от неё копии нескольких снимков из альбома В.З.Троицкого, на которых увидел и многочисленное семейство Столяровых, и дом Троицких, с «тройкой» напротив, и – самое для нас главное - изображенную хоть и на дальнем плане, но красивейшую Покровскую церковь.

Так получилось, что мои долголетние и, наконец, увенчавшиеся успехом поиски фотографии с видом Покровской церкви завершились ровно через 100 лет после того, как фотограф-любитель Василий Троицкий сделал несколько снимков с видами села Покровского прямо от ступенек своего дома, расположенного на крутом, обрывистом берегу реки Липовец.

Полюбуйся и ты, читатель, на эти столетние, пахнущие временем фотографии!

О Столяровых.

Летом 2008 года я разговаривал с пенсионеркой, уроженкой и жительницей райцентра, Ниной Васильевной Мартыновой (в девичестве – Субичевой – А.П.), и она сообщила мне некоторые подробности о месте жительства Столяровых и вспомнила, что собой представляла в её годы Покровская церковь.

Усадьба Столяровых находилась там, где сейчас расположен дом Афониных. Ниже дома, вверх по течению реки Липовец и почти до Гуменцов (так называли овраг между селом Покровское и деревней Юдинка – А.П.), шли обширные сады Столяровых. Сады располагались и по другой стороне дороги…

Нина Васильевна показала мне два подвала, которые принадлежали Столяровым. В одном из них после войны некоторое время жили сами Столяровы – мама, Антонина Дмитриевна, и её дети – Серафима и Семён. В другом жила семья Толубеевых, глава которой работал то ли в «Заготскоте», то ли в райпотребсоюзе. Этот подвал был очень большим, в нём имелось два отделения, имелись большие крюки для подвешивания туш животных (видимо, этот подвал служил ледником, т.е. холодильником).

Это подземное хранилище принадлежит сейчас Нине Петровне Моисеевой. Нина Петровна любезно согласилась открыть подвал и разрешила мне спуститься вниз. Подвал оказался красного кирпича, достаточно глубоким (десять ступенек) и большим: с двумя отделениями и несколькими с нишами. В советские времена его пытались разрушить, но сумели только частично разобрать вход – всё. Некоторое время в подвал заливали барду, но и её это дореволюционное сооружение выдержало. По словам Нины Петровны, на этом месте находилась усадьба какого-то попа, но это очень сомнительно. Скорее всего, это всё-таки ещё один подвал Столяровых.

Столяровы – Семён Иванович, Нина (так её назвала Нина Васильевна, но по паспорту она – Антонина – А.П.) Дмитриевна и их дети – Серафима и Алексей вернулись в родные места уже после войны, поселились в собственном подвале. Серафима в 1956 году вышла замуж за Николая Будаева, детей у них не было. После смерти мужа Серафима Семёновна жила одиноко, а умерла, по данным Покровского ЗАГСа, 27 февраля 2007 года.

Брат её, Алексей Столяров, уехал в Сибирь, жил в Кемеровскойобласти, в Прокопьевске. Сведения о Семёне Столярове я встречал в «Реквиеме» (книги Памяти репрессированных уроженцев орловщины). По словам Нины Васильевны, Столяровы были неразговорчивы, что неудивительно после пребывания в ссылке или лагерях.

А вот данные из третьего тома «Реквиема» (Орёл, 1996 год). На странице 221 значится «Столяров Семён Иванович, 1888 г.р., уроженец д.Разуваевка, единоличник», арестованный в 1930 году и осуждённый на три года концлагерей.

В комиссии по реабилитации репрессированных уроженцев Покровского района я взял небольшое дело на шести страницах, из которого почерпнул следующие данные: Столяров С.И., уроженец Разуваевки, 1885 года рождения, был раскулачен в 1930 году. У него имелись: жена – Антонина Дмитриевна, 1895 года рождения, и дети – Серафима – 1926 г.р. и Алексей – 1929 г.р.(13.10).

В 1995 году Алексей Столяров присылал письмо в район по поводу реабилитации, где сообщил свой точный адрес – 653 004, Кемеровская область, г.Прокопьевск, ул.Советов, д.20. кв.8

Точная дата осуждения С.И.Столярова – 26.09.1930, его осудила «тройка» ПП ОГПУ по ЦЧО. По словам дочери, Семён Иванович умер в 1946 году в Липецке.

По свидетельству о рождении сына Алексея, которое я нашёл в архиве ЗАГСа, дата рождения Семёна Ивановича всё-таки 1888, а не 1885 год. Семён Иванович назван там крестьянином-земледельцем, хозяином, а Антонина Дмитриевна – домашней хозяйкой (1899 года рождения).

Неподалёку от места, где жили Столяровы (может быть, даже в их доме) до войны располагался райвоенкомат – красивый дом с крыльцом.

Субичевы переселились на это место уже после войны, когда их дом на Покатилово разбомбили (на его месте зияла воронка). Поселились в домике сестёр Буяровых, а потом и выкупили этот небольшой дом. Сам Гаврил Буяров, служивший при немцах старостой, жил в домике чуть выше.

Дополнения к описанию Покровской церкви.


Вокруг неё была красивая решётка – кованая, вделанная в кирпичные столбики. В левом углу, внутри её (если смотреть из-за реки Липовец) находился красивый, тоже металлический, склеп, спускаться в который приходилось по ступенькам. В своё время в подобный склеп спускался местный житель Виталий Афонин.

С левой стороны от церкви (как и в предыдущем случае) была расположена церковно-приходская школа, которая при Советской власти действовала как начальная (школа I ступени). В ней 4 года училась Нина Субичева.

Закрытая в начале 30-ых годов, Покровская церковь использовалась как учреждение культуры: в помещении колокольни, по словам Нины Васильевны, находился кинозал, в зале было фойе, в алтарной части – библиотека. Устраивались в церкви танцы под баян и просмотры кинофильмов. Один из входов вёл точно на кладбище. Внутри церкви икон и какой-либо утвари не оставалось, но фрески на стенах и куполе сохранялись.

С правой стороны от церкви располагался дом священника. Нина Васильевна вспомнила как будто бы фамилию последнего попа – Звягинцев (отец Евгений). Василий Яковлевич Субичев, отец Нины Васильевны, несколько раз встречался с ним уже после революции на Разуваевке, в доме Межеуровых). На месте дома священника сейчас – жилой дом, построенный В.П. Романовым. На противоположной стороне располагались три дома, в которых жили Нецветаевы, Шкаликовы и Ралдугины (сейчас здесь находится трёхквартирный дом). В верхней части, выше кладбища, росли липы и ели.

Ниже церкви, там, где сейчас находится бывшая контора «ОПХ Покровское», было построено из жёлтого кирпича двухэтажное здание Дома Советов. Напротив него жил упономоченный Наркомата Заготовок по Покровскому району К.С.Камынин (во время оккупации оставленный в качестве командира Покровского партизанского отряда – А.П.). Дом Советов, военкомат, дома руководителей района, мост через Липовец были взорваны или сожжены при эвакуации учреждений района в октябре 1941 года. Тогда же была взорвана и Покровская церковь, битый кирпич от которой уже после освобождения понемногу разобрали на свои нужды покровчане.

О В.Я.Субичеве и его семье.

Уничтожением имущества, чтобы оно не досталось немцам, занимался заградительный батальон, в состав которого входил Василий Яковлевич Субичев, отец Н.В.Мартыновой. Из-за возраста под мобилизацию он не попал и получил другое задание, так же, как и ещё 30 человек комсомольцев и коммунистов района (командиром их был назначен К.С.Камынин).

Василий Яковлевич – 1885 года рождения, до революции работал в имении помещиков Оловенниковых кучером. Там же, почти с младенческих лет, жила со своей матерью Дора (Митродора) Даниловна Игнатова, 1895 года рождения, дружившая с сыном хозяев, Львом Оловенниковым (он – 1897 года). Дору обучили разным умениям – читать, писать, шить, вязать (её называли белошвейкой), убираться в барских комнатах, у неё обнаружился талант замечательной певуньи. В 16 лет её выдали замуж за Василия Субичева (примерно, было это в 1911 году). В 1917 году у молодых родилась дочь Таисия, а в 1927-ом – Нина.

Василий свои умения работать с лошадьми применял и позже – был конюхом на конеферме в колхозе им. Ленина, а потом и заведующим её. С конём по имени «Салют» он побывал даже на сельскохозяйственной выставке в Москве. При эвакуации района он на лошадях вывозил районное имущество и людей, но свою семью вывести так и не смог.

Сразу после оккупации некоторое время в доме Субичевых жили одновременно три большие семьи – Субичевых, Пушкарёвых и Шептуновых (16 человек). В ночь со 2 на 3 февраля 1942 года в дом к ним пришёл бургомистр Покровской волости Александр Гордеев (дату Нина запомнила так хорошо потому, что в ночь с 3 на 4 отец должен был уйти через линию фронта, и для него замесили квашню теста – готовились печь хлеб). В укороченном чёрном полушубке, чёрной барашковой шапке и с каким-то рулоном бумаги в руках – таким заявился бывший директор районной электростанции, предатель Гордеев, в дом Субичевых (перед войной эта электростанция была построена неподалёку от Одинцовки, в излучине реки Липовец, и уже действовала, а электричество поступало в районные учреждения, на МТС, в дома районного начальства).

Гордеев развернул свой похожий на обои рулон – там оказались в два ряда списки партийных и комсомольских активистов, оставленных для работы в тылу врага. Напротив большинства фамилий были даже приклеены фотографии. Это всё видела сама Нина. Гордеев спросил – а где такие-то (Дубинкин Егор Игнатьевич, Шептунов Михаил Егорович, Карасёв – председатель из Кологреево), но Василий Яковлевич ответил, что не знает. Не дав ему даже надеть полушубок, Гордеев вытолкал Субичева на улицу. Нина бросилась к соседям, Петровым (уличное прозвище – Волынкины), пытаясь взять у них хлеба для отца, но один из оказавшихся в сенцах немцев так отшвырнул её в сторону, что она потеряла сознание от удара. Когда очнулась – отца уже увезли в Ивановку.

Через два или три дня в Ивановку сумели пробраться Таисия Васильевна Пушкарёва (она работала секретарём – машинисткой в райотделе НКВД) и Пелагея Никитична Гринёва, отец которой, Никита Викторович Гринёв, секретарь партийной организации колхоза им. Ленина, тоже был увезён туда. Женщины получили разрешение от немецкой комендатуры. Василий Яковлевич сказал тогда Таисии, что их скоро расстреляют. Так и случилось. В этом овраге – между Даниловкой и Ивановкой – было восемь земляных холмиков. Сейчас здесь ничего нет – всё распахано, а прах расстрелянных так и не был перенесён в общую братскую могилу в Даниловке. При единственной встрече с дочерью Василий Яковлевич сказал, что их сдал предатель, тоже работавший до войны в колхозе им. Ленина.

На двух холмиках на месте расстрела стояли некоторое время деревянные кресты (их поставили Субичевы и Гринёвы).

В этом же сарае два, где находился В.Я.Субичев, дня спустя оказался Тимофей Тимофеевич Данилов и его товарищ – лейтенанты, которые, пробираясь из окружения на лошади, были схвачены немцами в родном доме Даниловых в деревне Тетерье (видимо, донёс кто-то из соседей).

Т.Т.Данилов – родной племянник В.Я.Субичева. Он, уже после войны, рассказал, что командиры не стали ждать, пока их расстреляют – разобрали крышу и в темноте и в метели сумели уйти от преследования. «Эх, если б дядя был тогда с нами!» - частенько говаривал потом Тимофей, приезжая в родные места. Сам – то он добрался до партизанского отряда, потом воевал в регулярных частях, дошёл до Берлина.

Что касается Гордеева, он сбежал вместе с немцами. Митродора Даниловна Субичева умерла 14 августа 1966 года (возможно, сказались последствия её ареста в годы гражданской войны, когда в селе хозяйничала банда Новицкого).

О Пушкарёвых.

Леонида Дмитриевича Пушкарёва прислали в село Покровское в 1937 году, когда по приказу ещё Курского облоно стала действовать здесь с 1 сентября Покровская средняя школа. Пушкарёв работал вначале учителем математики, а когда первый директор И.Н.Чесноков переехал в Подмосковье, Леонида Дмитриевича назначили директором Покровской средней школы. Произошло это в 1939 году, когда как раз в семье Пушкарёвых (женой Леонида Дмитриевича стала Таисия Васильевна Субичева, старшая из уже названных мною сестёр) родился сын Валерий.

Родом Пушкарёв был из посёлка Ивот (ныне – Брянская область), известного своим стеклодувным заводом. Отец Леонида, кстати, тоже был известным здесь мастером – стеклодувом. Может быть, по этой причине, а может, и по другой, все Пушкарёвы (у Дмитрия Ивановича было пятеро детей – Пьер, Зинаида, Леонид, Клавдия и кто-то ещё) страдали наследственной близорукостью. Директора Покровской средней школы потому и не мобилизовали в армию после начала войны. Однако Леонид Дмитриевич оказался настойчив и, уже когда фронт приближался к Покровскому району, он, всегда избегавший поездок на школьном коне Буланце, вдруг запряг его и, несмотря ни на какие уговоры, уехал туда, где могли призвать в действующую армию.

В конце концов, Л.Д.Пушкарёв оказался в армии, хотя и только в должности интенданта. Дослужившись до звания майора интендантской службы, Леонид Дмитриевич погиб уже в 1944 году на территории Венгрии.

В 1941 году в селе Покровское оказались на некоторое время старшие Пушкарёвы, пытавшиеся уйти от немцев в сторону нашего отступавшего фронта, но не успевшие этого сделать. Вот тогда-то в доме Субичевых и оказалось одновременно 16 человек. В 1942 году, ещё в период оккупации, Пушкарёвы уехали в сторону родного Ивота, но – добрались ли они туда, Субичевы так и не узнали.

Валерий Леонидович Пушкарёв никогда не был женат и умер в 2007 году бездетным. В его доме на улице Горького живёт сейчас Артём Мартынов с семьёй.

Вот так история старой Покровской церкви оказалась тесно связанной с судьбой сразу нескольких семей наших земляков. И я уверен, что это ещё не конец.

Александр Полынкин


Вид на Покровскую церковь и окрестности села Покровское(наши дни)

Вид на Покровскую церковь и окрестности села Покровское(начало 20 века)



ГлавнаяИстория Покровского края →☺
Нашли ошибку? Есть что добавить? Напишите нам: klub.mastera@yandex.ru
Облако тегов

Надоела реклама?

Смотреть панорамы Покровского: 360 градусов.


Внимание! Акция.

Создадим вместе, покровчане!


Мнения читателей
Последние комментарии:
12.06.2018
Мой отец Маяков Николай Николаевич 1925 г.р. тоже служил в 558 Гаубичном Артиллерийском Краснознаменном полку, 35 Гаубичной Перновской бригаде, 15 Артиллерийской Ленинградской Краснознамённой и ордена Суворова 2-стюдивизии прорыва РГК.

09.06.2018
А.М., добрый день! А про ЦДК забыли?

08.04.2018
Да, предполагать можно, но - в любом случае - это требует документального подтверждения

08.04.2018
Браво,Александр Михайлович! Сколько краеведов работали над этой темой! Получилось только у Вас.С нетерпением ждём продолжения. В ответе городского головы губернатору говорится о лазарете.Можно ли предполагать,что это следующее за домом Л. здание на Борисоглебской по направлению к казармам? https://vk.com/id26825....8256900

03.04.2018
Да, уважаемая НепарамоноваЮ, бывало, что и я писал под псевдонимом, но не подставлял других. А Вы так печётесь о свободе мнений и дискуссий, но свою фамилию даже под такой ерундой, как высказаться по поводу "Концепции" открыто, боитесь поставить. Ещё раз оставлю Ваш Ник, но если снова выйдете под ним, удалю. А если Вы не захотите читать сайт - это Ваше право, читайте другие и выходите там под какими угодно Никами. И не надо в очередной раз высказываться и решать за других: то они у Вас "терпилы", то читать не захотят... Каждый сам решает, что и как ему делать - Вы - вот так, "с подставой", а другим (и мне) это не нравится.
P.S. Кстати, мне, как админу, звонила настоящая Парамонова Ю. и спрашивала, кто это прикрывается её фамилией и можно ли определить эту персону?

03.04.2018
Александр  Михайлович,  ну  икто после  всего этого,  после ваших удалений комментариев  будет  читать сайт?  А как же  мнения  других людей,  обсуждения,  дискуссии?  Или  у  Вас такой  принцип:  что  не  нравится – то удаляю?   Вы  постоянно  меня  упрекаете меня  моим  ником,  типа  «нужнописать только под своим имененем».   А  ответьте  на  вопрос: Вы  в своей  жизни  всегда  печатались  в  газетах,  журналах  и  винтернете  под  своим  именем?   Вы длякого вообще пишите?  Если для людей, тоуважайте мнение этих людей,  даже  отличное  от  Вашего. Или  Вы  пишите  длясебя  и вашего клуба?  Типа сам написали –сами прочитали?   Если,  это  так,то тогда  все  понятно.

02.04.2018
Я удалил комментарий - во-первых, можно ведь написать  туда, где есть как раз материал по концепции ("Концептуальненько"), а во-вторых, по поводу псевдонима я уже говорил, опять желание скрыться за чужой спиной?

31.03.2018
Игорь Тушкин.  В 2006 году работал в  Нижнекуначенской школе. В ней  располагался  филиал Покровской школы  искусств. Теперь там одни развалины. Слава партии!


Погода

Регистрация

Мы рядом

 Индекс цитирования Клуб "Мастера" 2.0 ©  2011г.-2018г.