Доброго времени суток! Вы находитесь на сайте районного клуба творческих личностей "МАСТЕРА".
 
Рубрики
Творчество Мастеров Творчество наших читателей Библиотека История Покровского края История Орловского края Мир духовный Заметки на доброту дня Фотографии Покровского края Видеотека Поездки и заседания Доска объявлений Новости О сайте "Мастера" Обратная связь RSS - лента Виджет для Яндекса Приложение для Android

Нужна помощь!

Реквизиты для оказания финансовой помощи по строительству часовни во имя Вознесения Господня в селе Трудки


Стена сайта
Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Просмотров сегодня:
Яндекс.Метрика
Посетителей сегодня:


Твиттер "Мастеров"

Главная » Творчество Мастеров » Рассказы о людях земли Покровской

Дмитрий Ерохин – отчим писателя Овалова
Опубликовано: 17.09.2015.

29 августа 2015 года исполнилось 110 лет со дня рождения известного русского писателя, «отца-создателя» бессмертного образа сыщика Пронина, Льва Сергеевича Овалова, творческая биография которого имеет самое непосредственное отношение к нашему краю.

«Место рождения – село Успенское…»

С 1918 по 1923 год  он, тогда ещё подросток, вместе с мамой, Софьей Николаевной, и братом Дмитрием проживал в селе Успенское Малоархангельского уезда (ныне – Покровского района), куда из Москвы приехала семья Шаповаловых, спасаясь от голода. Здесь Лев Шаповалов участвовал в событиях гражданской войны и сам приобрёл первые практические навыки сыщика, когда, осенью 1919 года, пробираясь по тылам белых, доставил в штаб 13  Красной Армии ценные сведения о противнике.

   Именно в Успенском, в четырнадцать  лет, Лев Шаповалов создаёт  первую на Орловщине сельскую комсомольскую организацию, а в пятнадцать – вступает в члены Российской коммунистической партии (большевиков), становясь самым молодым коммунистом в Орловской губернии. В нашем крае, наконец, он приобретает  первый журналистский опыт, публикуя короткие заметки о сельской жизни в губернской газете. Свои юношеские, очень острые впечатления о жизни на Орловщине Лев Сергеевич Овалов, уже став известным писателем, отразил впоследствии в большом романе «Двадцатые годы». 

   И пусть он появился на свет, по уточнённым совсем недавно сведениям, на Украине, в Полтаве, но, всё равно, и по духу, и по букве закона,  Лев Сергеевич Овалов – наш земляк, ведь до конца жизни главным официальным его документом был паспорт с записью: «…Место рождения - село Успенское Покровского района Орловской области».

   Кроме того, большая часть архива писателя, по его завещанию, была передана не куда-либо, а в фонды Орловского объединённого государственного литературного музея И.С.Тургенева, где эти документы не только бережно  хранятся, но и представляются общественности, как это было в дни 100-летнего юбилея Овалова, в августе-сентябре  2005 года.

А теперь, уважаемый читатель, я поведу речь не о самом писателе, а о человеке, который сыграл важную роль в его жизни. Дело в том, что родной отец Льва Овалова, Сергей Владимирович Шаповалов, поручик 224 пехотного Юхновского полка, погиб в одном из первых боёв Первой Мировой войны, в октябре 1914 года. Его 26-летняя жена, Софья Николаевна, стала вдовой с двумя несовершеннолетними сыновьями на руках – Львом (9 лет) и Дмитрием (7 лет).

Зубы - на алтарь  науки

С семьёй Шаповаловых дружил врач Дмитрий Дмитриевич Ерохин. Эта дружба завязалась на военных сборах 1905 года, в Полтаве, где оба офицера были ещё прапорщиками, и куда навестить мужа приехала беременная Софья Шаповалова.

Когда Сергей Шаповалов погиб, то Дмитрий Ерохин стал помогать вдове и детям по мере своих сил и возможностей, а в 1915 году предложил Софье Николаевне  выйти за него замуж.

Вот с этого времени Дмитрий Дмитриевич Ерохин стал не просто членом семьи Шаповаловых, он возглавил её, взяв на себя все заботы по материальному обеспечению и воспитанию детей. Лёва и Митя для него стали не пасынками, а настоящими, собственными детьми (тем более, общих детей с Софьей Николаевной у них не появилось).

Когда наступили трудные годы гражданской войны, то в Москве народ голодал. Врач  Дмитрий  Ерохин  в это время записался добровольцем в Красную Армию. Но он не мог бросить семью на произвол судьбы, и уговорил городскую уроженку и жительницу Софью Шаповалову-Ерохину переехать на какое-то время в село  Успенское Малоархангельского уезда Орловской губернии, откуда он сам был родом, и где проживал в это время один из его братьев – Николай.

Николай Дмитриевич Ерохин был, по местным понятиям, «крепким мужиком», даже «кулаком», с приличным домом, хозяйством, несколькими десятками десятин земли и отдельно стоящим хутором. Он принял семью брата без особого восторга, но жильём и питанием родственников обеспечил. А потом  Софья Николаевна Шаповалова устроилась учительницей в местную Успенскую школу, начав самостоятельно зарабатывать на хлеб. Здесь, в Успенском, были заложены и основы личности обоих её сыновей – будущего писателя Льва Овалова и будущего красного командира Дмитрия Шаповалова. Впрочем, это отдельная история.

Я же продолжу рассказ об их отчиме Дмитрии Ерохине. По словам Скальда Шаповалова, старшего сына писателя Овалова, дед был «уникальной личностью, рыцарем без страха и упрёка».

Родители его мечтали о священнической карьере для отпрыска, и Дмитрий Ерохин учился вначале в Орловской Духовной семинарии, но потом резко поменял жизнь, поступив на медицински       й факультет Варшавского университета.  Учился усердно и с энтузиазмом. При проведении каких-то опытов его  уговорили добровольно, ради науки, удалить все зубы, и Дмитрий Ерохин всю жизнь потом носил зубные протезы.

Боролся за здоровье других, а своё – не уберёг…

Участвовал он в Первой Мировой, а потом – и гражданской войне на стороне  Красной Армии (кстати,  как и второй его брат, Константин Дмитриевич, который был командиром пехотной роты). Это потом и спасло семейство в Успенском, где Шаповаловы благополучно пережили трудные голодные и военные годы.

Добрый, искренний, обязательный, Дмитрий Дмитриевич  был замечательным отчимом и отличным специалистом. После окончания гражданской войны и возвращения всего семейства в Москву он работал в поликлинике санотдела милиции, в Столовом переулке, и как написали в характеристике, показал себя «чутким врачом и добросовестным работником». В 1934 году добровольно выезжал в экспедицию на борьбу с эпидемией сыпного тифа, а позже сопровождал призывников до места их назначения на Дальнем Востоке.

В 1937 году ему, как члену семьи «кулаков» грозил арест, но его предупредил хорошо относившийся к нему начальник: «До завтрашнего дня покиньте Москву…». Ерохин уехал в Казахстан, а за ним потом последовала и верная жена, Софья Николаевна.

Выждав некоторое время, Дмитрий Дмитриевич вернулся в Москву, но устроился на работу в сельской местности, заведовал  больницей в селе Старое Егорьевского района (30 км от Егорьевска). Главврач  так мобилизовал всех своих работников на разведение огорода, что с его помощью  на целый год обеспечивал продуктами больницу.

У лечебного учреждения были лошади, сено для них заготавливали сами работники, а местный председатель колхоза обеспечивал животных овсом. Ерохин умудрился с помощью подсобного хозяйства даже заработать деньги на покупку рентген-аппарата и оборудования для лаборатории по самому высшему образцу, за что чуть не попал под суд. Его больница стала первой среди сельских лечебных учреждений Московской области.

Кстати, возвращаясь из Средней Азии, Дмитрий Дмитриевич привёз и фактически воспитал умиравшую девочку-узбечку, Марген (она потом вышла замуж и жила в Казани, приезжая к Шаповаловым в гости).

В годы Великой Отечественной войны майор медицинской службы Ерохин был назначен начальником 194 Военно-санитарного поезда, с которым проехал всю страну и добрался до Европы. Как отметил в наградном листе его начальник, генерал-майор Фрид, майор Ерохин показал себя опытным организатором, который сумел отлично поставить лечебную работу в поезде и «лично принимал участие в лечении перевозимых раненых бойцов и командиров». Наградой за многомесячный, бессонный труд Дмитрию Дмитриевичу стал орден Красной Звезды, которого он удостоился по окончании войны.

Сохранилось несколько писем Ерохина к Льву Овалову, в которых видны их отношения. Процитирую отрывок из одного, послевоенного, от 25 сентября 1946 года:

«Дорогой Лёва, здравствуй! Прости, что редко пишу, ведь ты знаешь, какой я писака. Но думаю, что этот пробел нисколько не может влиять на наши отношения и мои к тебе тёплые чувства.

Мы  часто вспоминаем о Вас и о тебе особенно, потому что Дмитрия  в живых… нет. Погиб ли он смертью храбрых или умер в одиночку? Или, быть может,  в числе немногих, вычеркнутый из списка живых, когда-либо появится?»… (лейтенант Дмитрий Ерохин пропал без вести в декабре 1941 года - А.П.)

Всю жизнь боровшийся за здоровье других, в том числе, и близких людей, Дмитрий Дмитриевич Ерохин своё собственное здоровье не уберёг. Он скончался 23 октября 1947 года, едва перейдя 60-летний рубеж: двусторонний туберкулёз лёгких, болезнь бронхов и кардиосклероз нанесли врачу тройной удар, от которого он не оправился.

Похоронили Дмитрия Дмитриевича на Ваганьковском кладбище. Могила его не сохранилась. Не осталось следов и от родовой усадьбы Ерохиных в селе Успенское. Облик врача Ерохина донесла до нас единственная его фотокарточка с какого-то документа. Посмотри на неё, читатель: вот такими настоящими  и бескорыстными, жертвенными интеллигентами  земли Российской создавалась слава нашей культуры и науки.

Дмитрий Дмитриевич Ерохин

Александр Полынкин

Читайте также:

Нашли ошибку? Есть что добавить? Напишите нам: klub.mastera@yandex.ru
Рубрика: Рассказы о людях земли Покровской | Добавил: admin (17.09.2015)
Читали статью: 492 | Теги: Овалов, Успенское
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Войти ]
Облако тегов

Надоела реклама?

Смотреть панорамы Покровского: 360 градусов.


Внимание! Акция.

Создадим вместе, покровчане!


Мнения читателей
Последние комментарии:
15.02.2019
Эх! Найти бы фото Смирновской (Успенской) церкви!

04.02.2019
18.01.2019
Добрый день! 
Это автор списка (удалось зарегистрироваться, чтобы лично ответить).
Информация по результатам поиска содержит данные по следующим графам:

-ФИО;
-год рождения;
-место рождения;
-звание;
-должность;
-часть;
-дата выбытия;
-место первичного захоронения;
-причина исключения из списков;
-ссылка на источники.

Т.е. номера частей, именно они являются единицей классификации, наряду с местом захоронения, приведены по каждому воину.
Красным цветом выделена уточнённая на основе данных, в основном, ОБД Мемориал, информация.

Согласен, что не всегда точно определено место захоронения. Это, к сожалению, невозможно сделать только на основе имеющихся в публичном доступе материалов.
Но, если в списках захоронения указан хотя бы один павших воинов из донесения о безвозвратных потерях части, похороненный вместе со своими товарищами, то правомерным будет считать, что и остальные павшие с ним товарищи покоятся в той же могиле. Зачастую, когда проводишь поиск по документам, сталкиваешься с тем, что одного - два - нескольких из списка донесения о безвозвратных потерях увековечили, а остальных (порой несколько десятков воинов) - забыли.
Особенно это правомерно по отношению к перенесённым захоронениям. Иначе получается, что одних перенесли и увековечили, а других оставили и забыли.
Чем руководствовались совершенно непонятно.
И в паспортах захоронений указывали, что похороненных столько, известных столько - и, в основном, эти цифры совпадали.
Т.е. главное была не память о павших, а "красивая" цифра, которая показывала, что поиск провели, работу сделали, неизвестных нет.
А на самом деле, сотни павших остались забыты. 
Также считаю, что главным является именно увековечивание памяти павших. Допускаю, что определённая часть воинов покоятся не именно в этой братской могиле, а где-то недалеко, точное место захоронения утрачено. Но это не лишает их права быть на нашу память. 
И, как раз, нахождение точных мест захоронений - это предмет деятельности энтузиастов, проводящих именно полевой поиск.

13.01.2019
Cпасибо, Раиса Алексеевна, за добрые слова. 
А.М.Полынкин

13.01.2019
Спасибо краеведу – писателю ПолынкинуА.М. Покровского районного клуба творческих личностей «Мастера» за его
исторические материалы о людях разных судеб, за его неравнодушие к военным
событиям, покровчанам, самоотверженно защищавшим своё Отечество,
воинам-интернационалистам.Из Вашего материала «Град» наголовы душманов от Алексея Шаталова мы как бы получили живой рассказ о военных
действиях, происходивших в г. Кандагаре, о патриотизме
воинов-интернационалистов в боях на территории ДРА, о боли души его афганских
воспоминаний, память о которых не стирается с годами до настоящих дней. Кроме
того мы узнали и много новых сюжетов, о его стихах, переживаниях, о которых
даже мы близкие родственники не предполагали, т.к. разговор о службе в ДРА
всегда был очень кратким, без всяких эмоций, он никогда не выставлял свою
личную жизнь напоказ.Надеемся, что бывший старшийсержант Алексей Шаталов, ныне житель г. Курска, станет ещё одной составляющей
частью Вашего дальнейшего творчества.

С Уважением,
Раиса Алексеевна Сапелкина (Шаталова).

30.12.2018
Евгений, с наступающими праздниками и удачи в поисках в Новом году!
Думаю, что Вы просто ошиблись, называя захоронение в Ворово вороновским?  Автор исследования по захоронению в Ворово проверил каждую фамилию, у него есть и те, кто жив потом остался или в плен попал. А название воинской части у каждого из погибших ведь написано в прилагаемом файле - так, как в "Списке безвозвратных потерь". И я Вас обязательно познакомлю друг с другом!

30.12.2018
Александр Михайлович, увековечивание - это хорошо, но к этому надо подходить очень и очень осторожно и архиаккуратно. Дело в том, что пока поисками не найдено первоначальное захоронение близ Ворово. Примерное место определено. По возможности будем его проверять, но, сами понимаете, что делается все это не так быстро. Далее, в Донесениях обычно указывается не столько место первоначального захоронения, сколько место гибели, а вот конкретное место следует уже документально, фотографически и с помощью свидетельских показаний подтверждать устанавливать. Слишком много у нас бутафорных захоронений. Так называемые паспорта - это филькины грамоты. Перед увековечиванием обязательно нужно провести дальнейший поиск по персоналиям, включая архивы МВД и ФСБ. Частенько бывает так, что солдатик внесен как погибший, а на самом деле попал в плен или пропал без вести... Вот на что нужно потратить силы и время. А списки более-менее готовы. Официально увековечено 95 тыс., а списки на увековечивание - уже несколько сот тысяч. Никто не забыт и ничто не забыто?! Будет время, попробую поюзать вороновский список. Кстати, пора меня познакомить с автором списка. Он делает хорошее дело, но допускает промахи. Самый большой из них - это то, что он не проставляет номер воинской части, а это очень нужно делать. С наступающим, однако! Желаю Вам всего-всего. Остальное - украдём...

12.06.2018
Мой отец Маяков Николай Николаевич 1925 г.р. тоже служил в 558 Гаубичном Артиллерийском Краснознаменном полку, 35 Гаубичной Перновской бригаде, 15 Артиллерийской Ленинградской Краснознамённой и ордена Суворова 2-стюдивизии прорыва РГК.


Погода

Регистрация

Мы рядом

 Индекс цитирования Клуб "Мастера" 2.0 ©  2011г.-2019г.